Общий мир как задача

Общий мир как задача

Терроризм признан мировым сообществом глобальной угрозой человечеству. Очаги этого явления возникают то в одном, то в другом конце света, очень быстро распространяясь за пределы «домашних» регионов и неся в себе реальную опасность всей цивилизации. Кроме того, Декларация о мерах по ликвидации международного терроризма, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 9 декабря 1994 года, констатирует, что он ставит под угрозу дружественные отношения между государствами и народами, территориальную целостность и безопасность. Именно поэтому многие страны стремятся объединить усилия в борьбе с этим злом.

Взять под контроль

Проблема появилась не вчера. Ещё 10 декабря 1934 года Совет Лиги Наций, предшественницы ООН, принял решение, в котором говорилось, что «на всех государствах лежит обязанность не поощрять и не терпеть на своей территории никакой террористической деятельности, преследующей политические цели. Каждое государство не должно ничем пренебрегать в деле предупреждения и репрессии террористических актов и оказания в этих целях помощи тем правительствам, которые за ней обратятся». Однако настоящее взаимодействие разных стран в сфере обеспечения глобальной безопасности началось сравнительно недавно. В 2006 году Генассамблеей ООН принята резолюция 60/288, содержащая План действий, первый раздел которого именуется так: «Меры по устранению условий, способствующих распространению терроризма». Документ рекомендует конкретные шаги, которые бы способствовали эффективному противостоянию этой угрозе. Среди них принятие правовых норм, запрещающих подстрекательство к совершению терактов, обеспечение терпимости и понимания между цивилизациями, культурами, народами и религиями, создание нацио­нальных систем помощи жертвам экстремистов и их семьям.

Координацию действий осуществляет образованное в 2017 году Контртеррористическое управление ООН.

В целях эффективного обмена информацией Европейский союз работает над новой единой системой, которая бы соединила персональные данные в Eurodac, SIS (шенгенская информсистема), VISA (визовая база данных) и будущие EES (европейская система по контролю за въездом/выездом) и ETIAS (система по разрешению и контролю за передвижением).

Данные из банка дороже денег

Аналогичные структуры функционируют в рамках международных организаций и на региональном уровне. Так, в СНГ образован Антитеррористический центр, который является постоянно действующим специализированным отраслевым органом Содружества. Он призван обеспечивать координацию взаимодействия компетентных органов государств-участников в области борьбы с международным терроризмом и иными проявлениями экстремизма.

Между государствами — членами Шанхайской организации сотрудничества также достигнуто согласие в понимании остроты проблем борьбы с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом. В целях их решения создана и успешно функционирует Региональная Антитеррористическая Структура (РАТС).

Соглашение между членами ШОС предусматривает решение широкого круга задач, в том числе осуществление аналитической деятельности, формирование соответствующего банка данных, разработку предложений и рекомендаций о развитии сотрудничества, оказание взаимной помощи.

В частности, банк данных РАТС содержит информацию по четырём блокам: о международных террористических, сепаратистских и иных экстремистских организациях, их структуре, лидерах и участниках, других причастных к ним лицах; об источниках и каналах финансирования этих организаций; о состоянии, динамике и тенденциях распространения терроризма, сепаратизма и экстремизма; о неправительственных организациях и лицах, оказывающих поддержку терроризму, сепаратизму и экстремизму.

В рамках Соглашения проводятся совместные антитеррористические командно-штабные и оперативно-тактические учения, оперативно-разыскные мероприятия.

В Центрально-Азиатском регионе гарантом стабильности и безопасности выступает Организация Договора о коллективной безопасности. Созданные внутри этой системы Коллективные силы оперативного реагирования предназначены не только для отражения военной агрессии и ликвидации последствий чрезвычайных происшествий, но и для проведения спецопераций по борьбе с международным терроризмом и экстремизмом, транснациональной организованной преступностью, наркотрафиком.

Методы разные — цель одна

Работа в этом направлении в таких странах, как Великобритания, Германия, Россия, США, Франция, является одним из важнейших условий, обеспечивающих внутреннюю безопасность государства.

Национальные законодательства достаточно чётко регламентируют методы борьбы с опасными явлениями. Но, несмотря на многолетний опыт, в мировом сообществе остро ощущается необходимость постоянных изменений и доработок правовой базы. Связано это с тем, что террористические и экстремистские группировки выбирают новые способы устрашения населения и методы воздействия на сознание людей.

Например, в последнее время обеспокоенность со стороны большинства современных государств и органов, компетентных в сфере безопасности, вызывает рост популярности крупных международных и внутригосударственных социальных сетей, которые активно используют преступники.

Значительных успехов в сфере борьбы с экстремизмом и терроризмом в сети Интернет достигли США. Количество организаций и ведомств, задействованных в работе по оказанию противодействия, там велико. Это и командование боевых действий в кибернетическом пространстве (USCYBERCOM), и национальный контртеррористический центр, и центр стратегического контртеррористического взаимодействия, в задачи которого входит координация сотрудничества с зарубежными странами. Всё это позволяет США эффективно контролировать интернет-пространство.

В общественных местах, например, тех же библиотеках и школах, при доступе к Глобальной сети используются фильтры, ограничивающие подключение к сайтам, содержащим потенциально вредную информацию. В 2015 году США заявили о начале новой фазы в борьбе против терроризма в Сети, подчеркнув, что основное внимание правоохранительных и специальных служб будет уделено Интернету, который стал удобной площадкой для радикальных идеологов по вербовке новых членов в преступные сети.

Правительство Германии также уделяет серьёзное внимание вопросам противодействия пропаганде экстремистских и террористических идей во Всемирной паутине, несмотря на то, что многие законодательные ограничения принимаются при значительном сопротивлении со стороны общественности, СМИ и компаний, работающих в сфере компьютерных технологий. В начале 2007-го был принят закон, согласно которому регистрация электронной почты на вымышленное (нереальное) лицо теоретически расценивается как преступление. С того же года в правоохранительных органах ФРГ функционирует специальная группа, призванная выявлять случаи радикальной исламистской пропаганды, а также анализировать работу некоторых сайтов, представляющих потенциальную опасность.

В законодательстве Индии предусмотрено приостановление либо аннулирование лицензии на осуществление деятельности интернет-провайдера за содержание противоправной информации на сайте.

В Нидерландах закреплена обязанность поставщиков сетевых услуг устанавливать специальное оборудование, позволяющее правоохранительным органам контролировать информацию, а также хранить не протяжении трёх лет все материалы о пользователях, включая их личные данные.

Закон о неправомерном использовании компьютерных технологий был принят в Великобритании в далёком 1990-м. В туманном Альбионе срок тюремного заключения за правонарушения, связанные со взломом сайтов правительственных организаций и банков, составляет десять лет. Для противодействия распространению экстремизма и терроризма там функционируют специальные органы, комитеты. Среди них — управление городской полиции по борьбе с терроризмом, группа безопасности электронных коммуникаций при центре правительственной связи.

Национальное законодательство Бельгии устанавливает ответственность за размещение на серверах любой противозаконной информации. При этом, если нет возможности привлечь автора этого контента, наказан будет интернет-оператор. Ведь по действующим правилам контроль за содержанием сайтов должен осуществлять он. А ассоциация поставщиков сетевых услуг, объединяющая более 95 % провайдеров, обязана отслеживать и информировать органы правопорядка обо всех нарушающих бельгийское законодательство материалах.

Особые способы, например, использование агентов-провокаторов, отсрочка вынесения в отношении их постановления о задержании или об аресте с целью сбора ими как можно большего объёма сведений для расследования, практикуются в Италии. Ввиду чрезвычайной деликатности такого рода операций законность их проведения определяется рядом недвусмысленных условий, предусмотренных законом, среди которых — предварительное согласие магистрата, а по-нашему — судьи.

Тоталитаризм и партнёрство

Изучение законодательства развитых государств мира позволяет выделить три модели защиты пользователей социальных сетей от экстремистских и террористических проявлений: тотально-государственные, общественно-партнёрские и переходные (паритетные).

Ярким примером реализации первой модели является законодательство КНР. «Великий китайский фаервол» вкупе с официальной государственной идеологией и развитыми информационно-телекоммуникационными технологиями открывает широкие перспективы для цензурирования интернет-среды. Однако, даже обладая такими мощными ресурсами, государство полагается во многом на граждан. С 2005 года на портале http://www.net.china.cn/ действует Аналитический центр выявления противоправного контента в Сети, куда любой может направить жалобу на обнаруженную вредоносную информацию.

Вторая модель свойственна США и странам Евросоюза, где информационная безопасность обеспечивается партнёрскими связями между государством и институтами гражданского общества. Именно страны англо-саксонской правовой системы выступили первопроходцами в ранжировании информационной продукции на основании возрастного ценза её потребителя. В рамках общественно-государственного партнёрства приоритетное внимание уделяется подготовке родителей к фильтрации информационного контента для детей и обучению самих несовершеннолетних приёмам защиты от вредоносного влияния через Интернет.

Третья модель именуется переходной, так как использующие её государства находятся на пути формирования информационного законодательства в рассматривае­мой сфере.

Сейчас при ООН действует Рабочая группа по борьбе с использованием Интернета в террористических целях. Она занимается выявлением заинтересованных сторон и партнёров, объединением их усилий в борьбе со злоупотреблениями Всемирной паутиной в целях радикализации, вербовки, подготовки, оперативного планирования, сбора средств и других. Рабочая группа изучает методы использования террористами Интернета, определяет масштабы угрозы и разрабатывает возможные способы противодействия этой угрозе на национальном, региональном и глобальном уровнях, включая определение той роли, которую может играть в этой области ООН.

Немецкий педантизм

Любопытно организовано противостояние террористической угрозе в Германии, стране, которой присущи характерные и для других государств проблемы в данном вопросе. Террористическая ситуация в ФРГ в немалой степени зависит от миграционной сферы. В 2016 году количество выехавших отсюда для участия в боевых действиях на подконтрольных Исламскому государству, организации, запрещённой в России и ряде других стран, территориях значительно выросло. По данным Федерального ведомства по защите конституции, число таких граждан превысило 800 человек. Около одной трети из них вернулись в Германию. Порядка одной четверти выезжающих в горячие точки имеет турецкое гражданство или происхождение.

Спецслужбы констатируют способность запрещённой организации, действуя из-за рубежа, через Интернет радикализовывать молодёжь, давать указания и руководить подготовкой и исполнением терактов с помощью мессенджеров в режиме онлайн.

На террористические угрозы германские госструктуры, включая правоохранительные органы, стараются реагировать оперативно и адекватно.

В 2016 году, например, принят комплекс мер, предусматривающий усиление внутренней безопасности, противодействие угрозе, ужесточение контроля за мигрантами и боевиками.

К началу 2017-го анонсирован запуск «Центрального органа по информационной технике в области безопасности» (ZITiS) с персоналом в 400 человек, который будет оказывать поддержку правоохранительным органам в качестве научно-исследовательского центра и разработчика методики, стратегии и соответствующей техники для борьбы с преступностью и терроризмом в сети Интернет. Федеральная полиция получила новые спецподразделения BFE+, призванные повысить эффективность реагирования в случае террористической угрозы.

В ходе осенней сессии Федерального управления уголовной полиции, прошедшей 16 ноября 2016-го, представлен стратегический план развития полиции до 2020 года. В частности, интегрированный в бюджет 2017-го пакет первоочередных мер безопасности предусматривал значительное повышение уровня оснащения правоохранительных органов. До 2020 года Федеральное управление уголовной полиции должно получить 1,3 тысячи дополнительных мест, штат увеличится на 7,5 тысячи единиц. Была запланирована также выработка новых подходов в борьбе с киберпреступностью, в особенности в «тёмном сегменте» Интернета. Кроме того, перед полицией стоит задача обеспечить высокий уровень проведения оперативно-технических мероприятий, так как преступники всё чаще переходят на контакты от стандартных средств связи к зашифрованной коммуникации.

Федеральное ведомство по защите конституции Германии зафиксировало уже несколько сотен случаев вербовки среди беженцев. Особую опасность представляют из себя радикалы-одиночки, которые мотивируются к совершению терактов и практически управляются в режиме онлайн с помощью мессенджеров WhatsApp, Telegram или через Facebook. Отличительной чертой является то, что салафиты усиленно направляют свою активность на молодых людей, находящихся на распутье, восприимчивых к философии одностороннего восприятия мира и со склонностью к выражению протеста. При этом в качестве установления первого диалога с беженцами исламисты применяли такие способы, как приглашение в мечеть, передача одежды и продовольствия, раздача Корана. Власти Германии поручили спецслужбам провести определённую работу с персоналом убежищ для беженцев, чтобы научить распознавать попытки вербовки, а также сориентировать соискателей убежища на угрозу радикализации со стороны салафитов.

Особая роль сотрудничества

По итогам дискуссий, проведённых в рамках 2-й международной конференции по борьбе с терроризмом и организованной преступностью, прошедшей под эгидой Совета Европы в сентябре 2017-го в Малаге, эксперты сделали вывод, что между терроризмом и организованной преступностью отсутствует структурная и систематическая связь или общая стратегия. Они преследуют разные цели, а основная связь между ними имеет логистический характер, как поставки оружия, изготовление взрывных устройств, вербовка. Вместе с тем было признано: терроризм является формой организованной преступности и в этой связи необходимо применять методы в борьбе с ним, зарекомендовавшие себя эффективными в противодействии оргпреступности. Отмечалась необходимость развития специальных инструментов расследования, способных соответствовать эволюции преступного поведения, в частности, с использованием наиболее современных технологий. Подчёркнута роль финансовой информации в мониторинге террористической и преступной деятельности, особенно когда речь идёт о денежных потоках, задействованных для подготовки или проведения терактов.

Главным же тезисом конференции стало общее признание обязательным условием эффективности борьбы с терроризмом и экстремизмом дальнейшего укрепления международного сотрудничества, основанного на взаимном доверии.

По материалам 
зарубежных источников 
подготовил 
Андрей ШАБАРШОВ
http://ormvd.ru/pubs/100/common-world-as-a-problem/