В этом году президенту Академии военных наук генералу армии Махмуту Ахметовичу Гарееву исполнилось 95 лет.

Выступает генерал армии М.А. Гареев.Выступает генерал армии М.А. Гареев.

 В Военной академии Генерального штаба ВС РФ прошла военно-научная конференция, посвящённая деятельности юбиляра. Открывая встречу, начальник Генерального штаба Вооружённых Сил – первый заместитель министра обороны генерал армии Валерий Герасимов отметил многогранность личности и масштабность стратегического мышления Махмута Ахметовича.

По словам начальника Генерального штаба, генерал армии Гареев внёс серьёзный вклад в развитие военного искусства, в изучение характера и содержания современных войн, военной истории, совершенствование теории и практики подготовки Вооружённых Сил, теоретических основ военной науки. Валерий Герасимов, рассказывая о жизненном пути президента АВН, подчеркнул, что он прошёл все ступени военной службы: от курсанта военного училища до заместителя начальника Генерального штаба, участвовал в пяти войнах и вооружённых конфликтах.

Но главное, Махмут Ахметович состоялся как крупный военный учёный, организатор военной науки и учёный-практик. Именно он создал Академию военных наук и вот уже больше двадцати лет возглавляет её. И сегодня доктор военных и доктор исторических наук глубоко вникает во все важнейшие проблемные вопросы оборонной сферы.
Заместитель министра обороны – начальник Главного военно-политического управления ВС РФ генерал-полковник Андрей Картаполов в своём выступлении затронул такой важный аспект деятельности президента АВН, как борьба с фальсификациями истории. Его заслугой стало, в частности, установление достоверной итоговой цифры потерь в годы Великой Оте­чественной войны. «Этим был нанесён мощный удар по фальсификаторам, активизировавшимся во второй половине 1980-х годов и имевшим неблаговидную цель доказать отсталость советского военного искусства», – подчеркнул Андрей Валериевич. Он напомнил, что при активном участии Махмута Ахметовича разработан целый ряд важнейших фундаментальных военно-исторических трудов.
Своим видением военно-научной деятельности Махмута Ахметовича поделился и начальник Главного оперативного управления Генерального штаба – первый заместитель начальника Генштаба генерал-полковник Сергей Рудской. Он отметил, что на каждом посту генерала Гареева отличали широта мышления, глубокие аналитические способности, умение заглянуть вперёд, способность к постоянному генерированию новых идей. Так, по мнению генерала Рудского, одной из больших заслуг Махмута Ахметовича в должности начальника управления оперативной подготовки и военно-научной работы было возобновление практики проведения полноценных учений с органами управления оперативно-стратегического и оперативного звеньев. Большую роль сыграл он и в подготовке важнейших уставных документов Вооружённых Сил, среди которых «Наставление по службе оперативных штабов» и «Наставление по оперативной подготовке».
О вкладе юбиляра в укрепление боевой мощи страны и в военную науку также шла речь в выступлении председателя Военно-научного комитета Вооружённых Сил – заместителя начальника Генерального штаба генерал-лейтенанта Игоря Макушева. Он напомнил, что при активном участии Махмута Ахметовича в советский период был создан Центр оперативно-стратегических исследований Генерального штаба. Его основной задачей было проведение исследований по наиболее важным проблемам стратегии, оперативного искусства и строительства Вооружённых Сил.
Красной нитью через все выступления докладчиков проходила мысль о том, что особенность научного наследия генерала армии Гареева заключается в практической направленности его идей и предложений, в их ценности для командного состава и штабов. Это наглядный пример того, что боевой опыт при творческом его применении никогда не устаревает. Участники конференции поблагодарили Махмута Ахметовича за его активную жизненную позицию и пожелали ему ещё долгие годы оставаться в хорошей творческой форме и в постоянном рабочем настрое.
Перед участниками военно-научной конференции выступил генерал армии Махмут Гареев.
– В некоторых армиях существует традиция, когда генералы и старшие офицеры при окончании военной службы заслушиваются на офицерском собрании, где они докладывают основные выводы из своей службы: что им удалось совершить поучительного и какие были упущения, какие уроки надо извлечь для последующей службы. В русской армии это практиковалось, в частности генералом Драгомировым, когда он командовал Киевским военным округом, – объяснил президент Академии военных наук.
По словам генерала армии Гареева, его поколению пришлось жить и работать в очень трудное время, наполненное событиями огромного исторического значения и напряжения. После революции 1917 года ломались все сложившиеся веками устои государства, создавалось совершенно новое государство, менялись устои военного службы, закладывались новые традиции.
– В 1920–1930-е годы из 8 детей в нашей семье все получили среднее и высшее образование и активно включились в общественную и государственную службу, – рассказал он. – В 1940 году вышел приказ министра обороны, разрешающий поступление в военные училища не с 18, а с 17 лет. Многие из нас этим воспользовались и подали рапорта. Я тоже был принят в Ташкентское пехотное училище. Но пройти полный курс обучения нам не удалось. Началась Великая Отечественная война, и через несколько месяцев обучения нас отправили на фронт.
Помню, 22 июня 1941 года, мы только вернулись с полевых занятий и нас не отправили в столовую, на обед, как это бывало, а построили на стадионе, где мы заслушали по радио выступление В.М. Молотова о начале войны. Со мной рядом стоял паренёк из Белоруссии, и он прошептал мне: «Опять, как на озере Хасан и на Халхин-Голе, через несколько месяцев всё закончится, а мы будем торчать в тылу…»

На каждом посту генерала Гареева отличали широта мышления, глубокие аналитические способности, умение заглянуть вперёд

Этот парень погиб в 1942 году под Сталинградом, а оставшимся в живых пришлось четыре года пробыть на фронте, а потом нас ещё отправили воевать против Японии. Более двух лет мне пришлось быть в самом пекле войны: в ротном, батальонном звене, начальником оперативного отделения штаба бригады. А затем в штабе корпуса и в конце войны в штабе 5-й армии.
Существует обывательское представление: раз служил в штабе, значит, сидел в конторе и писал бумажки. Офицеры-операторы были постоянно в войсках, в самых трудных местах, добиваясь выполнения поставленных задач.
Достаточно сказать, что я, например, имел два пулевых ранения и две контузии. При перерывах в активных боевых действиях мы занимались обобщением опыта вой­ны и передачей боевого опыта вновь прибывшим на фронт офицерам, обучением войск. Даже в короткой войне с Японией пришлось выполнять задачу по выводу 84-й кавалерийской дивизии генерала Дедеоглу из окружения.
Далее Махмут Ахметович поделился воспоминаниями о своей послевоенной службе, которая также была богата событиями, неразрывно связанными с летописью Вооружённых Сил СССР. В 1968 году в составе 28-й армии Белорусского военного округа ему (к тому времени он был начштаба армии) пришлось участвовать в известных событиях в Чехословакии. Для него это была тоже большая боевая школа.
После Чехословакии генерала Гареева назначили начальником штаба главного военного советника в Египте. Там пришлось заниматься организацией боевой службы авиации, войск ПВО, частей РЭБ, 5-й эскадры ВМФ, работать в частях египетской армии. И всё в условиях, когда шли активные боевые действия – главным образом авиации, ПВО и частей РЭБ. Через два года состоялось его назначение начальником штаба Уральского военного округа. После трёх лет службы на Урале он стал начальником Главного военно-научного управления Генерального штаба, затем – заместителем начальника Главного оперативного управления и заместителем начальника Генштаба по оперативной подготовке и военно-научной работе.
Главные усилия тогда были направлены на углублённое изучение опыта Великой Отечественной вой­ны, разработку новых уставных документов.
– Готовили и составляли штаб руководства на крупных учениях и манёврах. Дело в том, что после ухода с поста министра обороны Г.К. Жукова возобладала практика, когда командующие войсками округов стали сами с собой проводить учения, – пояснил генерал армии Гареев. – Иначе говоря, вернулись к практике, которая существовала до войны, когда манёврами и другими учениями руководили сами командующие войсками округов. А заместители министра обороны, Генштаба выезжали на эти учения для контроля и оказания помощи. Например, за все предвоенные годы с командованием и штабами округов и флотов не было проведено ни одного фронтового учения, где бы он не выступал в роли обучаемого и не выполнял свои обязанности, как на войне.
Правда, в 1940 году была в Генштабе проведена военная игра на картах одновременно со всеми округами и флотами, но никаких войск, сил флотов практически не было. За это пришлось тяжело расплачиваться в 1941-м. По существу, вышли на войну, не имея опыта руководства войсками. В 1970–1980-е годы пришлось всё это пересмотреть, что вызвало немало нареканий и недовольства. Маршалы Конев и Чуйков говорили: кто меня будет учить?
В послевоенные годы первым полноценным было учение «Запад-81», в котором участвовали войска нескольких военных округов и силы Балтийского флота. Это учение носило характер опытного учения с реальным осуществлением комплексного огневого поражения, с применением всех огневых средств, с полным расходом боеприпасов по нормам военного времени. Впервые была испытана оперативная маневренная группа – танковая армия новой организации.
При проведении учения «Дозор-86» основное внимание было уделено ведению реальной разведки. Обучаемым в заданиях на учение давалась лишь общая обстановка. Все огневые средства противника были реально обозначены и практически добывались обучаемыми. Сделаны другие важные выводы для повышения эффективности разведки. Затем последовали другие учения подобного масштаба под руководством министра обороны и его заместителей.
– Мне в эти годы пришлось несколько раз бывать в Афганистане, а в феврале 1989 года, когда 40-ю армию вывели из Афганистана, меня назначили главным военным советником президента Афганистана Наджибуллы и отправили туда с небольшой оперативной группой, – продолжил рассказ Махмут Ахметович. – Афганская армия была далеко не готова самостоятельно противостоять моджахедам, которые получали большую поддержку со стороны США, Саудовской Аравии, Ирана и ряда других стран. По некоторым аспектам помощи Афганистану не было единства и в советском политическом и военном руководстве. Положение усугублялось тем, что Советский Союз по существу после вывода 40-й армии прекратил оказание помощи Афганистану, практически перестал поставлять боеприпасы и горючее. Всё это ставило и советских военных советников в затруднительное положение…
Уже после распада СССР генералу армии Гарееву вместе с группой генералов и офицеров предложили создать Академию военных наук. Как было указано в указе Президента РФ, её главной задачей стало изыскание путей обеспечения большей экономичности и эффективности обороны страны в изменившихся условиях, когда угроз для нашей страны стало больше, а оборонные возможности значительно сократились. На сегодня в АВН числится 36 московских научных отделений и региональных отделений, всего 3601 член академии.
Касаясь дня нынешнего, генерал армии Махмут Гареев подчеркнул, что ветераны Великой Отечественной войны поддерживают мероприятия, проводимые руководством государства в области строительства Вооружённых Сил и укрепления обороны страны с учётом гибридного характера и многомерности современной войны, которая не сводится только к вооружённой борьбе. Важнейшей задачей военно-политических органов, считает президент АВН, должно стать формирование у российского общества и военнослужащих чувства личной ответственности за обороноспособность страны. Нужно, заключил юбиляр, создать общий фронт подготовки населения к защите Отечества.

Марина ЕЛИСЕЕВА, «Красная звезда»