Миссия в Либерии

Особенности африканского сыска

Миротворцы

МВД многих стран, в том числе и России, по договору с Организацией Объединенных наций (ООН) направляют своих сотрудников в зоны вооруженных конфликтов.

Где находится город Каката? Вряд ли кто-то с первого раза ответит правильно. Этот небольшой городок в Либерии на год стал постоянным местом жительства для кузбасского полицейского Евгения Овсянникова. Здесь он несет службу как участник миротворческой миссии ООН. 

Кандидаты

Кандидаты в миротворцы должны отработать в органах внутренних дел не менее 5 лет, иметь опыт вождения полноприводного автомобиля, едва ли не в совершенстве владеть иностранным языком и быть абсолютно здоровыми. После тщательного отбора кандидаты допускаются к более жестким испытаниям, которые проводятся вначале российскими преподавателями, а затем – иностранными специалистами ООН. Кстати, именно последние и принимают потом экзамены по английскому языку, вождению и стрельбе. Пройдя все квалификационные испытания, сотрудник Главного управления МВД России по Кемеровской области Евгений Овсянников стал миротворцем. Миссия в Либерию дня него третья, до нее он уже побывал в Косово и Судане.

В Либерии с 1989 по 2003 годы одна за другой вспыхивали гражданские войны. За годы конфликта погибли более двухсот тысяч человек, сотни тысяч стали беженцами. Уровень жизни в стране снизился до критического – среднестатистический гражданин зарабатывал 200 долларов в год. В 2003 году в стране начала свою миротворческую миссию ООН. Военные и сотрудники правоохранительных органов из разных стран помогают жителям Либерии построить мир. За годы деятельности миротворческой миссии здесь многое изменилось. Не случайно в прошлом году президенту Либерии Элен Джонсон-Серлиф (первая женщина-президент в Африке) была присвоена Нобелевская премия мира.
Уже более четырех месяцев майор полиции Евгений Овсянников находится в командировке в Африке. Местом его службы стала столица графства Монсерадо – город Каката. Здесь он – советник по расследованию преступлений.
– По нашим меркам город Каката вроде районного центра, – рассказывает Евгений. – Одна центральная асфальтированная улица, вдоль которой есть двухэтажные дома. Остальные улицы – грунтовые, а дома – лачуги. Но по местным меркам это большой город, второй по значению в Либерии. Население – не менее 100 тысяч человек.
В Либерии сейчас находится восемь миротворцев МВД России. Их распределили на службу в разные города страны. В Какате майор Евгений Овсянников – единственный из российских полицейских. Здесь вообще не так много миротворцев, и местные жители хорошо знают их в лицо. Либерийцы уже привыкли к сотрудникам миссии ООН. За время их присутствия здесь прекратились боевые действия, понемногу стали восстанавливать дома, начали возвращаться беженцы. Поэтому при встрече с местными жителями миротворцы часто слышат: «Спасибо за мир, который вы нам даете!»

Кто такие «вами»?

Если не брать в расчет столицу, то в сельской части Либерии, да и других стран Африки, часто создается впечатление, что возвращаешься в прошлое лет так на 200 назад: люди живут в соломенных лачугах, готовят на углях, ходят, обмотавшись тряпкой… Змеи, пауки и скорпионы водятся здесь в большом количестве, плюс к этому свирепствует малярия. Миротворцы, которые впервые это видят, испытывают настоящий шок.
На улицах Какаты с раннего утра до позднего вечера полно народу. Когда в толпе появляются белокожие люди, это сразу привлекает внимание местных жителей.
– Белых они здесь видят часто, но дети всё равно смотрят с любопытством. Те, кто посмелее, стараются дотронуться или машут рукой в знак приветствия, – делится впечатлениями Евгений. – Но как в Судане с плачем за маму не прячутся, такое поведение разве что в далеких деревнях еще осталось.
Кузбасский миротворец отметил, что в отличие от Судана почти все жители Либерии говорят по-английски, но при этом многие так искажают слова, что к такому английскому приходится привыкать. По словам Евгения Овсянникова, иногда потерпевших и свидетелей невозможно понять совсем, кажется, что они говорят на местном наречии, а не по-английски. Многие слова так искажаются, что невозможно даже предположить, о чем хотел сказать собеседник. А если сюда еще прибавить африканскую интонацию и акцент… Но тем не менее миротворцы находят общий язык с либерийцами и успешно делают свою работу.
– У местного населения есть в обиходе слова или словосочетания, встречающиеся только здесь, – рассказывает кузбасский полицейский. – Например, белых здесь называют «вами». Слово образовано от английских white (вайт) и man (мэн), что в переводе значит «белый человек». В результате слияния этих двух слов получилось «вами». Так здесь теперь называют и белокожих миротворцев.
«Вами» в Либерии уважают, но оборотной стороной такого отношения является то, что местные воспринимают белого исключительно как богатого человека и рассчитывают поживиться за его счет. С этим можно столкнуться, например, на рынке, когда миротворцам продают товары гораздо дороже, чем либерийцам. Зачастую жители Какаты и вовсе просто подходят и просят денег у белокожих людей. При всем уважении местных жителей белокожие сотрудники миссии ООН здесь всё же живут под охраной и за высоким забором.

Особенности африканского сыска

Как рассказывает Евгений Овсянников, в Какате многие слышали о России. Местные жители знают, где она находится, что там холодно, но не более. Либерийцы сОсобенности африканского сыска удивлением узнают, что в России не растут бананы, а в домах обязательно должно быть отопление. Впрочем, Россией местные не очень интересуются. Им куда важнее узнать побольше об Америке.
– Местные жители во всем хотят быть похожими на американцев, – говорит Евгений. – Работать в поле здесь не престижно, престижно носить джинсы и пить кока-колу, бегать по утрам и слушать музыку. В местном университете большой конкурс на юридическом факультете, агрономами и инженерами здесь хотят стать немногие. По крайней мере, это касается столицы Либерии – города Монровии. Сельская местность сильно отличается от крупных городов.
В Либерии исторически выстраивается про-американская модель государства. Даже государственный флаг похож на флаг США – те же полосы, вот только звезда одна. Местные полицейские также хотят быть похожими на своих американских коллег – такая же форма, такие же значки. Вот только работать так же, как «штатовские» полицейские, они пока не научились. Именно поэтому полицейские из разных стран мира в рамках миротворческой миссии ООН обучают либерийцев современным приемам раскрытия преступлений и охраны общественного порядка.

Кузбассовец Евгений Овсянников в Какате занимает должность советника по расследованию преступлений. В его обязанности входит консультирование местных стражей порядка по различным вопросам: как осматривать место совершения преступления, какие доказательства нужны для расследования, на какие моменты в ходе допроса следует обратить внимание и многое другое. Раньше майор полиции Евгений Овсянников был следователем, поэтому эту работу он знает не понаслышке. Вместе с полицейскими Какаты Евгений выезжает расследовать вооруженные разбои, убийства, поджоги, изнасилования, похищения людей. Миссия ООН – наблюдательная, а это значит, что миротворцы не выполняют работу за местных оперативников и следователей, а подсказывают, учат, передают опыт.
В работе полиции Какаты много специфических особенностей. Одна из них связана с расследованием убийств. В Либерии нет ни одного морга и трупы хранить негде, кроме того, специалистов-патологоанатомов тоже нет. Есть несколько иностранных специалистов-медиков в столице, которых иногда, в случае крайней необходимости, просят провести исследование трупа, если есть какие-то сомнения в причинах смерти и убитый человек имел какой-то важный статус.

– В Либерии следователи не делятся на сотрудников МВД и Следственного комитета, как в России. Здесь следователи полиции расследуют любые преступления, – говорит Евгений Овсянников. – При обнаружении трупа местный следователь прямо на месте собирает коллегию присяжных из 15 человек, так называемый Совет пятнадцати. Никто из моих коллег из других африканских стран не слышал о практике 15 присяжных. Местные жители в большинстве знакомы с этой процедурой, и для следователя не составляет большого труда собрать 15 вменяемых взрослых мужчин. Он объясняет им процедуру, выбирает секретаря, который пишет протокол, и председателя. Присяжные вместе со следователем осматривают труп. Если у следователя нет с собой перчаток, то на руки надевают полиэтиленовые пакеты. В протоколе фиксируется всё, что может показаться подозрительным. Присяжные должны ответить на главный вопрос: причина смерти – убийство или нет? Если убийство, то в результате чего конкретно наступила смерть. Затем труп тут же передают родственникам на захоронение, а если родственников нет, то главе населенного пункта, и в тот же день хоронят в том месте, где нашли (разумеется, если это не центр города). Протокол решения Совета пятнадцати имеет статус официального документа.

Однажды Евгений Овсянников вместе с либерийскими полицейскими выезжал на убийство по неосторожности. Охотник в лесу сидел в засаде и ждал, когда по тропинке пойдет антилопа. Когда услышал шелест веток, то выстрелил на слух, в результате убил другого африканца, который на той же тропинке поставил силки. Расследование этого убийства проходило как раз при помощи Совета пятнадцати присяжных. Сначала полицейские отобрали кандидатов, а потом вместе с ними и с проводником отправились в лес – к месту преступления. После проведения необходимых процедур тело убитого охотника по решению Совета пятнадцати передали родственникам, которые его тут же и похоронили.
Еще одна колоритная особенность полиции Какаты – допросы при свечах. Если прийти в местный полицейский отдел в темное время суток, то можно увидеть, как дежурный следователь ведет допрос подозреваемого при свете свечи. Централизованного электричества нет даже в столице, у каждого дома – свой генератор.
– Электростанция у них раньше была, до сих пор остались столбы на улице, – рассказывает майор Овсянников. – Мы ездили смотреть, что осталось от этой гидроэлектростанции. Картина такая: в джунглях по заросшей грунтовой дороге около часа едешь до реки, там, на берегу – разрушенная дамба и бетонный каркас здания с огромными отверстиями для четырех генераторов, и больше ничего вокруг. Как могли повстанцы разобрать и вывести здоровенные генераторы? Непонятно…
Иногда гражданская война в Либерии напоминает о себе. При работе в поле крестьяне порой обнаруживают неразорвавшиеся мины. Их уничтожение превращается в настоящую спецоперацию. В Какате местной полиции ликвидировать такую мину помогало пакистанское инженерное подразделение и миротворцы ООН.
Люди в этой африканской стране легки на подъем. Если им что-то не нравится, они устраивают акции так называемого «народного гнева».
– Как-то местные власти запретили торговать на центральной улице в день национального праздника. Торговцы пришли к полицейскому отделу и устроили демонстрацию с криками, шумом, перегородили дорогу. Когда мы подъехали, на пути собралась толпа и «народный гнев» выплеснулся частью и на миротворцев. В нашу машину полетели камни, недовольные горожане стали запрыгивать на капот. Кстати, оружия у нас нет, есть только у специальных военных подразделений ООН. На нашей территории располагался Нигерийский батальон, его и пришлось вызывать для «усмирения» демонстрантов, – рассказывает Евгений.

Жертвоприношение как рядовое преступление

В Либерии Евгения Овсянникова потрясло то, как спокойно местные полицейские реагируют на сигналы об убийствах, связанных с жертвоприношениями. Причем в жертву приносят не животных, а людей.
Когда в полицейскую станцию ООН в Какате поступило сообщение об исчезновении 12-летней девочки Бинду Гарнет из деревни Ниаполу в районе Тодди графства Монсерадо, он и подумать не мог, чем закончатся ее поиски. Полицейские выехали на место происшествия. Благодаря тому, что в это время в экваториальной части Африки сухой сезон, примерно за полтора часа по плохой грунтовой дороге удалось доехать до деревни. Здесь выяснилось, что девочка жила с приемными родителями. В день своего исчезновения она находилась с ними недалеко от деревни, где отец занимался размалыванием сахарного тростника и изготовлением традиционного крепкого алкогольного напитка (60-градусного самогона) из тростникового сока. Маленькая Бинду находилась на берегу небольшой реки, где стирала белье, а мать пошла вверх по течению ловить рыбу. Родители время от времени окликали девочку, но вскоре она перестала отзываться. Постиранное ею белье было разложено на берегу, а на тропинке, ведущей к берегу, родители обнаружили одежду и сандалии ребенка.
Поиски ничего не дали. Только спустя восемь дней местные жители нашли тело девочки в реке. При осмотре трупа полицейские установили, что была вскрыта грудная клетка, вырезаны сердце, язык, глаза, гениталии. Следователи сразу выдвинули основную версию преступления. По их мнению, девочка была похищена с целью принесения в жертву для получения выгоды в ведении бизнеса. Полицейские арестовали девять подозреваемых в совершении преступления – работников находящегося неподалеку золотого прииска, приемных родителей, нескольких жителей деревни. В ходе допросов приемные родители девочки вели себя безучастно и равнодушно, рассказывая о похищении и смерти приемной дочери. Это дало повод выдвинуть версию о том, что они могли сами продать или дать согласие на убийство девочки. Кроме местной полиции и сотрудников полицейской станции ООН в Какате в расследовании этого преступления также принимали участие сотрудники отдела по расследованию убийств главного штаба полиции Либерии. До настоящего времени это убийство остается нераскрытым.
– Меня удивило то, что местные жители отнеслись к такому преступлению, как к обычному, будто произошло ДТП, а не что-то из ряда вон выходящее, – с возмущением рассказывает Евгений. – Со слов коллеги, сотрудника полиции ООН из Ганы, человеческие жертвоприношения до сих пор широко распространены в Африке, во всех странах. Считается, что это обязательно принесет удачу при открытии бизнеса или строительстве дома. Например, при добыче золота и алмазов для начала в жертву могут принести животное, чтобы задобренные местные духи показали, где находится жила. Если это не помогает, в жертву могут принести человека. Обычно похищают и приносят в жертву детей, иногда сами родители продают их.
Для нас это кажется чудовищным, а вот для некоторых стран человеческие жертвоприношения до сих пор остаются нормой. В последнее время стало «модным», особенно в таких странах как Танзания и Уганда, похищать и убивать альбиносов. Считается, что принеся их в жертву, получишь большую удачу. Там даже создают интернаты специально для альбиносов с целью их защиты. Чаще те, кто собирается принести в жертву своим кровожадным богам человека, обращаются к местным колдунам, которые, в свою очередь, заказывают убийство и доставку им человеческих органов. При этом сейчас весь процесс принесения в жертву стали снимать на видеокамеру. Снимают процесс вырезания органов у живого человека со всеми анатомическими подробностями, чтобы потом подтвердить, что органы взяты у живого человека, а не у трупа. Либерийские полицейские, с которыми кузбассовец Евгений Овсянников расследует убийство 12-летней Бинду Гарнет, говорят, что не помнят в этом районе подобного случая за последние несколько лет. Оказывается, сразу после окончания гражданской войны и ввода миротворческих сил в Либерию (2003–2005 годы) случаев убийств с целью жертвоприношения фиксировалось в год аж до нескольких сотен, а сейчас гораздо меньше – 15–25 в год.

Либерийские скауты
Либерийские скауты
Так в местную полицию доставляют еду
Так в местную полицию доставляют еду

Вместо заключения

Сегодня сотрудник Главного управления МВД России по Кемеровской области майор полиции Евгений Овсянников продолжает миротворческую миссию в Либерии. Он по-прежнему работает под палящим солнцем и помогает местным блюстителям правопорядка раскрывать преступления.

Владимир Сергеев

http://www.ormvd.ru/