Летописец эпохи из экипажа легендарной С-13

Михаил КОРОБЕЙНИКМихаил КОРОБЕЙНИК

Недавно участник «атаки века» отметил 95-летие.

Казалось бы, история Великой Оте­чественной войны уже давно изучена и найти чего-либо нового там, где поработали сотни исследователей, – дело практически безнадёжное. Так до недавнего времени думал и я, пока талантливый педагог и неутомимый поисковик Сергей Телешов не рассказал мне о музее истории подводных лодок типа «С», созданном в школе № 189 Санкт-Петербурга. Один из его разделов посвящён подлодке со «счастливым» номером 13, которой командовал капитан 3 ранга Александр Маринеско. 
Многие, конечно, слышали об этой субмарине и «атаке века», которую она совершила. Мнения о ней противоречивы. Не утихают споры и о личности командира 13-й: одни считают его бесстрашным и талантливым охотником за вражескими конвоями, другие – разрушителем дисциплинарных устоев. 
«Хотите обо всём услышать из первых уст? – поинтересовался Сергей Владимирович. – В городе Будённовске проживает радист С-13 Михаил Иванович Коробейник, в сентябре прошлого года отметивший своё 95-летие. В воен­ное лихолетье он вёл дневник, в котором практически поминутно фиксировал боевую деятельность экипажа и его командира, – поделился поисковик». 
Упустить столь уникальную возможность прикоснуться к истории я, конечно, не мог.

Чтобы знали, как мы воевали

Подводник Михаил КОРОБЕЙНИК в годы войны.

Подводник Михаил КОРОБЕЙНИК в годы войны.

Собеседником Михаил Иванович оказался великолепным, а его память о событиях давно минувших дней – отменной. Несмотря на то, что беседа была долгой и обстоятельной, время пролетело незаметно. О себе ветеран рассказывал мало, попутно, полагая, что лично чего-то героического не совершал, а жил и поступал, как большинство из его поколения, привыкшего преодолевать трудности и воспитанного на идеалах служения Отечеству.
Родился будущий подводник на Украине, в селе Никольское Луганской области в многодетной крестьянской семье. Что такое труд, познал рано. Моря никогда не видел и даже не представлял, какое оно. Вместе с тем, желая казаться взрослее, попросил друга сделать ему на запястье татуировку в виде якоря. Тогда он и не предполагал, что этот якорь станет для него знаком судьбы.
После семилетки Михаил поступил в Луганское фабрично-заводское училище, где получил специальность токаря по металлу, в 1940 году семнадцатилетним пришёл на Таганрогский авиазавод, где в то время делали гидросамолёты. Дальнейшие планы на мирную жизнь перечеркнула война. В октябре 1941 года завод, где трудился юный токарь, передислоцировали в Тбилиси. Там он в кратчайшие сроки приступил к выпуску истребителей. Михаил и его товарищи практически не отходили от станков, понимая, сколь необходимы фронту боевые самолёты. «Но ещё больше стране были нужны солдаты, матросы», – полагал Михаил и попросил капитан-лейтенанта, прибывшего на завод, чтобы отобрать кандидатов для службы на флоте, обратить на него внимание. Морскому офицеру приглянулся грамотный, физически развитый и с положительными характеристиками молодой рабочий, который, несмотря на наличие брони работника оборонного предприятия, был готов добровольцем отправиться в пекло войны. Так начался военный этап жизни Михаила Коробейника.
Окончив резервную школу связи в Махачкале, новоиспечённый радист-радиотелеграфист в феврале 1943 года вместе с другими по Дороге жизни прибыл в осаждённый Ленинград. После недолгой службы на плавбазе «Смольный», где проявил себя знающим матчасть связи и азбуку Морзе, он был направлен на подводную лодку С-13, которой командовал капитан 3 ранга Александр Маринеско.

Когда собеседник дошёл до этого периода своей жизни, я попросил его показать дневники, чтобы лучше разобраться в деталях дальнейшего повествования. Внимательно посмотрев на меня, словно оценивая, можно ли доверять такую ценность, Михаил Иванович вынес небольшой финский фанерный чемоданчик «родом» из 1944 года.
– Здесь вся моя жизнь, – положив руку на крышку полушутя-полусерьёзно произнёс ветеран.
Трудно передать ощущение, которые я испытал, держа в руках бесценные реликвии – тонкие ученические тетради в синих обложках, плотно исписанные очень чётким, почти каллиграфическим почерком. На обложке каждой аккуратно обозначен период описываемых событий. В этих, вне всякого сомнения уникальных исторических документах беспристрастно зафиксированы все события, свидетелем и участником которых был мой собеседник. По сути – это живая личностная летопись эпохи, в которой довелось жить, трудиться и воевать целому поколению.

Страницы дневника радиста С-13.

Страницы дневника радиста С-13.

Хочу особо подчеркнуть: отважиться на дневник в то время мог либо безрассудный человек, либо безоговорочно доверяющий окружающим. Попади сведения об этих записях «куда надо», «писателя» ждали бы серьёзные последствия. Ведь вести дневник в военное время запрещалось. Но судя по тому, что сегодня мы имеем возможность читать эти строки, боевые товарищи, знавшие об увлечении радиста, были убеждены: ничего лишнего Миша в свои тетрадки не запишет, человек с головой.
– Основная работа ждёт радиста, когда лодка на поверхности. Под водой, если не на вахте, делать особо нечего, потому я читал книги и аккуратно вёл свои дневники, – рассказывал ветеран. – Хотелось оставить эти записи для потомков, чтобы люди знали, как мы воевали.
Нашим современникам, к счастью, не испытавшим тех опасностей, сейчас трудно, а порой и невозможно представить, что ощущали фронтовики и тем более подводники. Каждый выход в море мог оказаться последним, причём для всего экипажа, что, к сожалению, нередко и случалось. Об том тоже с горечью в голосе рассказывал Михаил Иванович. Особенно значительными были потери на выходе из Финского залива в море. Немцы поставили там множество мин и противолодочные сети. Не всем и не всегда удавалось их преодолеть…
– Конечно, о возможной гибели думали все. Перед каждым походом отправляли домой письма, мысленно прощаясь с родными, – вспоминает Михаил Иванович. – Но надеялись и верили в удачу и талант своего командира.
Ветеран-подводник рассказал, что любой из моряков через какое-то время начинает принимать опасность как повседневную реальность и неизбежную составляющую каждого выхода в море. Подлодка могла запутаться в сетях, наткнуться на мину, попасть под бомбёжку авиационными или глубинными бомбами, «поймать» торпеду, стать мишенью для вражеской корабельной или береговой артиллерии, просто наскочить на скалы или мель, да много чего ещё могло с ней случиться в тёмных водах Балтики. Но эта равная для всех опасность только сплачивала экипаж.

Однако и после Победы 13-я воевала ещё две недели, находясь на боевой позиции, где в любую минуту могла быть атакована или подорваться на мине

«Атака века». Как это было

Убедительное подтверждение словам боевого подводника можно найти на каждой странице его рукописного послания потомкам. Например, на одной из страниц сразу же после короткого описания того, как лодка удачно уклонилась от вражеских авиабомб, он пишет о своих повседневных делах, о том, как готовится к будущей встрече с родными. Но, безусловно, особый интерес вызывают строки, описывающие торпедные атаки.

С-13

С-13

30/01-45 г. От нечего делать читаю рассказ «Гранатовый браслет» и пишу дневник. Сегодня бачковой (раздатчик пищи. – Прим. автора). Самочувствие отличное. В 19:05 снялись с грунта, а в 19:30 всплыли. В 21:20 боевая тревога – обнаружили силуэт транспорта и полтора часа шли полным ходом в погоню за ним. В 23:05 легли на боевой курс и выпустили 3 торпеды. Через 30 сек. услышали три мощных взрыва. Цель поражена. Лайнер противника в 18 тысяч тонн (в действительности 25 484 тонны. – Прим. автора) водоизмещением затонул. В 23:07 срочное погружение. Слышим шум винтов и работу аздиков (ASDIC (англ.) – гидролокационная система. – Прим. автора) миноносца и сторожевика. Стараемся оторваться от них. Миноносец ушёл, а 5 сторожевиков и тральщик продолжают поиски. Находятся они недалеко от нас и бомбят крупными бомбами. Всего сбросили 11 глубинок. Огромной силы взрывы каждый раз потрясают лодку. Были в полном окружении, но вышли из него удачно.
Это и была та самая «атака века», как её назовут позже. Но моряки о её значимости ещё не знали. Все испытывали радость от успешно выполненной атаки и от того, что остались после неё живы.
Спустя десять дней лодка Маринеско потопила ещё один вражеский корабль «Генерал фон Штойбен». День Победы экипаж С-13 встретил в очередном, третьем по счёту боевом походе.
9/05-45 г. Среда. В 00:57 всплыли. Долгое время идём по готовности № 1. В 02:10 услышали родной голос Москвы, диктора, который передал сообщение – акт о безоговорочной капитуляции Германии. Во время передачи у многих появлялись слёзы, но никто не плакал. Все смеялись, жали друг другу руки и целовались. В 3:00 и позже видели свыше 25 боевых единиц, шедших группой и с отличительными огнями. Погрузились в 4:00. В знак завершения Отечественной войны за ужином в 4:45 выпил 100 гр. Некоторые матросы легли спать, большинство занялись разговорами. Все ликуют. В 7:00 слышим близкие взрывы глубинок, ушли на глубину 45 м. В 16:15 легли на грунт для ремонта манипулятора. Глубина 52 м. Снялись с грунта в 21:40 и в 23:27 всплыли. Сижу на вахте и всех вспоминаю. 
10/05-45 г. Возле радиорубки оживленно беседуют несколько сослуживцев. Некоторые открывают двери и наказывают мне не «прохлопать» радиограммы с приказом о возвращении в базу. Я сам жду этого, беспрерывно вращаю вернир (vernier (фр.) – приспособление для точного отсчитывания долей делений шкалы настройки. – Прим. автора) «Дозора». Но такой РДО пока что-то нет…
Казалось бы всё, конец. Можно идти домой. Однако и после Победы 13-я воевала ещё две недели, находясь на боевой позиции, где в любую минуту могла быть атакована или подорваться на мине. Война для уже ставшей счастливой С-13, её командира капитана 3 ранга Маринеско, экипажа и старшины 1-й статьи Коробейника закончилась лишь 24 мая, когда они пришли в порт Турку и пришвартовались у «Смольного».
Всего же на боевом счету заслуженного ветерана три боевых похода, в ходе которых было потоплено три вражеских судна.

Мы обязаны ему жизнью

Конечно, в ходе общения я не мог не спросить у Михаила Ивановича об Александре Маринеско, поскольку радист 13-й по долгу службы напрямую общался с командиром. Собеседник, немного подумав, сказал, что вправе рассказывать только о том, чему был непосредственным свидетелем.
– Команда очень уважала Александра Ивановича. Мы называли его Батя, хотя по возрасту он был ненамного старше многих из экипажа, а некоторых и моложе, – поделился впечатлениями подводник. – Маринеско был достойным командиром, и с экипажем у него были хорошие отношения. Но он мог быть и строгим.
Подтверждая это, Михаил Иванович привёл пример: когда в одном из боевых походов акустик поздно обнаружил цель, которая осталась безнаказанной и ушла в бухту, Маринеско это ему не простил.
– Ох и досталось же тогда акустику и вахтенному офицеру! – улыбнулся бывалый радист.
– Нам он всегда напоминал, что мы уничтожаем не немцев, а фашистов! – привёл слова капитана 3 ранга Маринеско фронтовик. – Мы верили командиру и были убеждены, что остались живы благодаря ему.
В этом месте важно сделать небольшое отвлечение, связанное с легендарной «атакой века», о которой до сих пор не умолкают споры. Некоторые «гуманисты» продолжают обвинять Маринеско в том, что он сознательно потопил «мирное» судно чуть ли не с беженцами. Серьёзные же исследования убеждают в обратном. Об этом свидетельствуют и дневниковые записи непосредственного участника описываемых событий. Командир атакующей подлодки видел перед собой цель, имеющую вооружение и следовавшую с боевым охранением. И не его вина в том, что на её борту вместе с военнослужащими находились гражданские. Кстати, при той атаке, как выяснилось, было уничтожено командование 2-й учебной дивизии подводных лодок и по различным оценкам от 50 до 70 обученных экипажей немецких «волчьих стай», готовых вступить в бой на заключительном этапе Второй мировой войны. И неизвестно, сколько бед они ещё могли принести, не повстречав на своём пути С-13. То был честный и справедливый бой с сильным и коварным врагом.

Воспоминания о 9 мая 1945 года.

Воспоминания о 9 мая 1945 года.

О глубоком уважении экипажа к своему командиру свидетельствует такой факт: когда Александр Маринеско впал в немилость, был снижен в воинском звании и впоследствии уволен с военной службы, команда продолжала бороться за него. Лишь спустя много лет после неоднократных обращений легендарному командиру С-13 вернули доброе имя простили и свойственные молодости прегрешения и по достоинству оценили заслуги перед Родиной, удостоив звания Героя Советского Союза посмертно. Михаил Иванович гордится, что в этом есть и его вклад. После войны Коробейник послужил ещё радистом на трофейной подводной лодке N-23 и демобилизовался в 1948 году.
И в мирное время ветеран – подводник оставался верным долгу. Начав работу на железной дороге простым сцепщиком вагонов, он дослужился до поста начальника железнодорожной станции Чертково, достойно проработав на «железке» в общей сложности 32 года.
Кавалер орденов, Отечественной войны II степени, Красной Звезды медалей Нахимова, «За оборону Ленинграда», «За взятие Кёнигсберга» и многих других, почётный гражданин города Будённовска, он и сегодня остаётся в строю.
Так распорядилась судьба, что уже нет в живых его любимой жены, сына и дочери. Зато есть внуки и правнуки. Благодаря их искренней любви и заботе ветеран ни в чём не нуждается. А ещё пользуется большой любовью учеников будённовской гимназии № 7, где в музее боевой славы есть стенд, посвященный героическому экипажу С-13.

Михаил КОРОБЕЙНИК перелистывает свой дневник.

Михаил КОРОБЕЙНИК перелистывает свой дневник.

– Дедушка Миша очень добрый и отзывчивый, – считает ученица 10-го класса Дарья Иванова, для которой изучение истории Великой Отечественной войны и боевого пути подводной лодки С-13 стало одним из важнейших занятий.
– Нам всегда очень интересно его слушать: как воевал, с кем на лодке дружил, почему и как победили в Великой Отечественной войне, – делилась мыслями девушка.
Именинника с 95-летием от всего сердца поздравляли многочисленные гости, в том числе представитель главнокомандующего ВМФ России, руководители администрации города и района, ветераны, школьники. В течение многих часов виновник торжества принимал поздравления. А кульминацией стал момент, когда юбиляру вручили письмо с тёплыми словами и пожеланиями от Президента России Владимира Путина.
Краснозвёздовцы присоединяются к поздравлениям и желают ветерану-подводнику здоровья и бодрости духа.
Кстати, дневники летописец эпохи продолжает вести до сих пор. В них его жизнь и судьба.

Фото автора и из архива Михаила Коробейника

Олег ГРОЗНЫЙ, «Красная звезда»