Кадровый потенциал Вооружённых Сил обретает новое качество.

Кадровый потенциал Вооружённых Сил обретает новое качество.Экспозиция научных рот на форуме «Армия-2018».

Уходящий год был насыщен многими значимыми событиями в жизни наших Вооружённых Сил и характерен существенными достижениями в укреплении обороноспособности.

Николай ПАНКОВ.

Николай ПАНКОВ.

О том, какой след он оставил в системе военного образования и подготовки кадров, рассказал статс-секретарь – заместитель министра обороны Российской Федерации Николай ПАНКОВ.

– Николай Александрович, современная армия не может обойтись без передового мощного вооружения. Но в любом случае им управляют люди, от которых зависит, насколько эффективно это оружие будет использовано. Как в завершающемся году была организована подготовка военных профессионалов?
– В этом году на военную службу по контракту мы приняли более 50 тысяч человек. К слову, на протяжении ряда последних лет данная категория военнослужащих является самой многочисленной. На сегодняшний день их уже гораздо больше, чем призывников, что в значительной степени изменило лицо современной Российской армии. В истекшем году мы полностью укомплектовали профессионалами сержантские должности. Это очень важно – системно и планово формировать институт младших командиров. Мы на 100 процентов укомплектовали контрактниками плавсостав подводных лодок, подразделений специального назначения и миротворческих формирований. До 98 процентов военнослужащими по контракту укомплектованы экипажи надводных кораблей.
Наряду с количественными показателями важны и другие параметры. К примеру, сегодня у нас около 70 процентов контрактников имеют высшее и среднее профессиональное образование. Каждый четвёртый окончил высшее учебное заведение. И это тоже очень важно, так как высокий образовательный уровень в значительной мере определяет качественный состав армии.
Говоря о данной категории военнослужащих, следует отметить, что сегодня мы активно работаем над тем, чтобы контрактники имели приличный социальный пакет и надёжные социальные лифты. В этой связи действенным фактором является реальная возможность улучшения бытовых условий посредством накопительно-ипотечной системы обеспечения жильём. Сегодня в этой системе – более 110 тысяч военнослужащих, а 26 тысяч уже решили свою жилищную проблему.
Кроме того, на законодательном уровне решён вопрос возможности получения контрактниками высшего образования. В результате те, кто хорошо зарекомендовал себя на должностях рядового и сержантского состава, производятся в прапорщики, мичманы и в офицеры. Так, в 2018 году таких военнослужащих насчитывается около 7 тысяч.

В истекшем году мы полностью укомплектовали профессионалами сержантские должности

– Известна история, когда один молодой человек специально похудел на 24 килограмма, чтобы попасть служить в научную роту. Получается, эти подразделения востребованы нашей молодёжью?
– Безусловно. В буквальном смысле слова в научные роты стоят очереди из желающих. Сегодня конкурс в эти подразделения действительно вырос до 25 человек на место. Напомню, это идея министра обороны Российской Федерации Сергея Кужугетовича Шойгу. В своё время мы её прорабатывали вместе с ректорским сообществом. Но мало одного желания попасть в научную роту. Для этого, помимо прочего, в обязательном порядке необходимо получить рекомендации учёных советов вузов. У нас очень строгий отбор в научные роты, и мы стараемся не допускать при этом ошибок. Уже можно уверенно заявить: этот снаряд летит хорошо! Научные роты востребованы у студенческой молодёжи! А в руководстве Минобороны высоко оценивается их практическая деятельность. К примеру, назову только одну цифру: более 500 человек, которые отслужили в научных ротах, сделали свой дальнейший жизненный выбор и связали себя с армией, став офицерами.
– Продолжая тему обучения, расскажите, как боевой опыт войск, в том числе полученный в Сирии, помогает в подготовке кадров, и прежде всего офицерского состава?
– Этот вопрос находится на контроле у нашего министра. Если военные вузы не будут постоянно подпитываться практикой войск, прежде всего боевым опытом, это станет очень большой ошибкой. И сегодня все без исключения вузы направляют своих руководителей и профессорско-преподавательский состав в Сирию, чтобы обобщить этот уникальный опыт и затем внедрить в учебный процесс. Один из критериев оценки учебной деятельности всех без исключения вузов как раз и заключается в том, насколько успешно и результативно внедряется этот опыт.
– Мы знаем, что в последнее время в войсках заметно увеличилась доля новинок военной техники. Что делается, чтобы научить всем этим умело пользоваться?
– Это тоже очень правильная постановка вопроса, и я опять не могу не сослаться на принципиальное решение министра обороны Российской Федерации, в соответствии с которым вузы Минобороны России в приоритетном порядке обеспечиваются новыми образцами вооружения и военной техники. Понятно, что это процесс, требующий определённого времени, но тем не менее на сегодняшний день доля современного вооружения и техники в наших военных учебных заведениях составляет 65 процентов.
Хочу отметить, что в подготовке кадров мы активно применяем достижения и наработки, полученные в ходе многочисленных учений и манёвров. Например, наши вузы успешно отработали в ходе беспрецедентно масштабного учения «Восток-2018». Становится нормой, когда в боевых стрельбах наряду с линейными участвуют подразделения, сформированные в военных учебных заведениях. В связи с этим вспоминается поездка министра обороны в Ярославское военное училище, которое мы ещё называем «училищем большой ПВО». Так, курсанты этого училища в ходе стрельб реальными ракетами по ряду показателей отстрелялись лучше штатных подразделений, поразив все цели. Это говорит о хорошем качестве обучения, и эту практику мы сейчас внедряем в деятельность всех военных учебных заведений.
Развивая тему военных вузов, следует обозначить ещё два важных вопроса. Система военного образования является неотъемлемой составной частью единого образовательного пространства Российской Федерации. Мы также работаем по федеральным государственным образовательным стандартам, проходим государственное лицензирование и государственную аккредитацию, что является дополнительной гарантией качества образования. В последние годы мы получили право самостоятельно разрабатывать образовательные стандарты по согласованию с профильным министерством. Важнейшей особенностью системы военного образования является то, что никогда и ни в одном вузе у нас не было бакалавриата. Все наши вузы всегда работали и работают по программам специалитета.
И, наконец, что касается подготовки военных кадров. По поручению министра обороны Российской Федерации начиная с 2015 года мы очень серьёзно занялись цифровизацией военного образования. На сегодняшний день у нас разработано и внедрено в образовательный процесс более 100 единых базовых электронных учебников, а всего количество электронных учебников и электронных учебных пособий превышает 12 тысяч.

Олег ГРОЗНЫЙ, «Красная звезда»