ГРОЗНЫЙ. ОСОБЫЙ РАЙОН

Издание третье, исправленное (2017)

Журавель В.П., Лебедев А.В.

ГРОЗНЫЙ. ОСОБЫЙ РАЙОН. Хроника действий воинских частей и подразделений федеральных войск в ходе контртеррористической операции по осво­бождению столицы Чеченской Республики от незаконных вооруженных форми­рований.

Основываясь на многочисленных документах, свидетельствах очевидцев, собственных наблюдениях и переживаниях, авторы пытаются восстановить картину одного из самых драматичных моментов проведенной на территории Чеченской Республики контртеррористической операции — освобождения от незаконных вооруженных формирований Грозного в декабре 1999 — феврале 2000 года. В тяжелейшем противостоянии российские военнослужащие вышли победителями. И в этом немалая заслуга воинских частей и подразделений внутренних войск МВД России. О нелегкой боевой работе солдат, офицеров, генералов рассказывает это документальное повествование.

В книге приведен поименный список погибших в период проведения операции в Грозном военнослужащих внутренних войск МВД России.


Заключение
ПОСЛЕ БИТВЫ


Письмо канцлера Российской империи князя А. Горчакова наместнику царя на Кавказе генерал-фельдмаршалу А. Барятинскому от 26 июля 1859 года:

«Если бы Вы дали нам мир на Кавказе, Россия приобрела бы сразу одним этим обстоятельством в десять раз больше веса в совещаниях Европы, достигнув этого без жертв кровью и деньгами…»

РОССИЙСКАЯ ПРЕССА О КОНТРТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ
ОПЕРАЦИИ В ЧЕЧНЕ

«Независимая газета», 16 марта 2000 года
«То, что еще недавно было чеченской столицей, сегодня можно назвать городом с большой долей условности. Если во время предыдущей военной кампании был разрушен лишь центр Грозного, то сегодня в руины превращен весь город, лишь на окраинах, в районах частной застройки, попадаются дома, которые можно восстановить. В целом город кажется почти пустым. Единственное, что оживляет унылый пейзаж, – то и дело попадающиеся хорошо укрепленные блокпосты ОМОНа, напоминающие по внешнему виду микрокрепости.
Однако впечатление мертвого города все же обманчиво. Достаточно часто на развалинах домов попадаются надписи-предостережения для мародеров: “Здесь живут люди”, “Мы вернулись домой”.
“На сегодняшний день в Грозном зарегистрированы 11,5 тысячи мирных жителей. Реальное же число людей, по нашим подсчетам, составляет около 17,5 тысячи. Люди живут в подвалах, и найти всех просто невозможно. Поэтому нами разбито несколько полевых кухонь, где кормят всех желающих”, – говорит корреспонденту “НГ” сотрудник МЧС России в Грозном Василий Юрчук».

Первоочередной задачей, вставшей перед оставленными в городе частями внутренних войск, стало поддержание режима безопасности. Военным комендантом Грозного был назначен генерал-майор Василий Приземлин. После того как Грозный был освобожден от бандформирований, федеральному командованию предстояло создать систему беспрепятственного продвижения по улицам, кроме этого необходимо было очистить город от остатков бандитов. В первые дни после завершения спецоперации Грозный закрыли, на въездах были выставлены КПП. Внешнее кольцо блокирования осуществляли части Минобороны, внутри города действовали подразделения МВД. Из принимавших участие в спецоперации частей внутренних войск в Грозном были оставлены участвовавшие в спецоперации по освобождению города бригады оперативного назначения внутренних войск. Остальные воинские части и подразделения были из города выведены. Все магистральные направления оказались перекрыты взводными опорными пунктами и КПП. Были определены районы для работы отрядов спецназа. В целом обстановка в то время складывалась более-менее спокойная.

РОССИЙСКИЕ СМИ О КОНТРТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ
ОПЕРАЦИИ В ЧЕЧНЕ

Информационное агентство ИТАР-ТАСС, 14 февраля 2000 года
«Вход гражданского населения в Грозный из других районов Чечни пока временно запрещен, войска и подразделения МВД «не могут в настоящий момент дать полные гарантии безопасности населения”. Об этом сообщил начальник оперативного штаба города Грозный генерал-лейтенант Владимир Булгаков.
“Мы заинтересованы в том, чтобы люди быстрее вошли в город, – особо подчеркнул Булгаков, – но не вправе подвергать опасности их жизнь”.
Помощник и.о. Президента РФ Сергей Ястржембский, в свою очередь, сообщил журналистам, “что обстановка в Грозном с точки зрения экологии и безопасности остается сложной, многие объекты и здания заминированы”.
По оценке помощника и.о. президента, все это “делает пребывание гражданского населения в Грозном очень опасным и сложным. Федеральные власти склоняются к тому, чтобы сделать город закрытым, продолжить работу по разминированию, по нейтрализации отравляющих веществ”.
Кроме того, как заявил генерал Булгаков, в Грозном сохраняется угроза подрывов, проведение боевиками провокационных акций. Он не исключил возможность проникновения в город боевиков: “Только за вчерашний день во время специальных операций задержано 92 человека по подозрению к причастности к незаконным вооруженным формированиям».

По данным Минобороны, в Грозном после окончания спецоперации оставалось несколько сотен боевиков, но они уже не оказывали серьезного сопротивления федеральным силам, многие предпринимали попытки слиться с мирным населением.
В чеченской столице нередко возникали перестрелки, в которых со стороны боевиков участвовали небольшие группы. В основном столкновения возникали при попытках выхода бандитов из подземных коммуникаций.
Командованием федеральных сил было принято решение о прекращении авиационных и артиллерийских ударов по Грозному.
Примечателен факт, что 8 февраля, на следующий день после объявления об освобождении города от незаконных вооруженных формирований, Масхадов совершенно спокойно отвечал на вопросы испанской газеты La Vanguardia. В своем интервью он заявил, что намерен вернуться в чеченскую столицу. Вместе с тем он подтвердил, что полевые командиры Исмаилов и Исрапилов погибли, а Басаев тяжело ранен.
Российские власти немедленно отреагировали на это заявление Масхадова. “Высказывания Аслана Масхадова, которые содержатся в интервью ряду западных СМИ, свидетельствуют о том, что он плохо ориентируется в обстановке на территории Чечни и слабо представляет себе обстоятельства того, что произошло в боях за город Грозный”, – заявил в те дни специальный помощник и.о. Президента РФ Сергей Ястржембский.
В то же время он признал, что у боевиков достаточно сил для проведения диверсий и терактов, а также отметил, что работа по их предотвращению “является трудоемкой и будет продолжаться еще достаточно долгое время”.
Кроме возникающих кое-где перестрелок, блуждающих по кварталам недобитых банд, хоть и немногочисленных, но по-прежнему опасных, серьезную озабоченность военного коменданта вызывала ситуация с разминированием городских кварталов, за время спецоперации буквально напичканных различного рода взрывоопасными предметами: неразорвавшимися снарядами, авиационными бомбами, заложенными боевиками минами. Работы по очистке Грозного шли два месяца. За это время в земле, под развалинами домов и в канализационных колодцах было обнаружено 120 тысяч взрывоопасных предметов.
Только в апреле 2000 года военный комендант Грозного генерал-майор Василий Приземлин смог заявить, что работы по разминированию Грозного завершены и на территории города мин нет.
Тревожила эпидемиологическая обстановка. В городе отсутствовали источники питьевой воды. Из четырех имеющихся водозаборов ни один не работал. Очистные сооружения оказались разрушены. На улицах лежали трупы, их необходимо было убрать и захоронить, что и было сделано в достаточно короткие сроки. Однако под обломками разрушенных зданий, в подвалах и развороченных подземных коммуникациях еще оставалось немалое количество убитых. Над городом нависла угроза эпидемии. В этих условиях огромная ответственность легла на плечи сотрудников Министерства по чрезвычайным ситуациям. При поддержке военных они разбирали завалы, вытаскивали трупы, проводили сани- тарную обработку местности. Объем проведенных работ был колоссальным.
Экологическая обстановка в Грозном также была очень сложной. На месте разрушенных промыслов образовались “болота” из нефтепродуктов, химикатов. Многочисленные подпольные заводы по кустарной переработке нефти, разбросанные в окрестностях, также не добавляли чистоты окружающей среде. Их уничтожением занимались отряды спецназа, подразделения МВД. Вокруг города “вечным” огнем горели скважины, ежедневно выкидывая в атмосферу тонны вредных канцерогенов. Город, расположенный в своеобразной чаше, был окутан черным дымом. Тушение скважин было еще одной важной задачей, которая легла после освобождения Грозного на плечи сотрудников МЧС.

С взятием Грозного на первый план вышла проблема статуса города. Федеральная власть довольно быстро обозначила свою позицию по этому вопросу: столица Чечни, как и прежде, будет находиться в Грозном. Это значит, что в только-только освобожденный город необходимо было перевезти аппарат главы республики со всем хозяйством, в кратчайшие сроки наладить связь, обеспечить электричеством, водой, теплом… Задача труднейшая, если учесть, что города как такового не было – руины, ни одного более-менее пригодного для размещения правительства здания. У многих высокопоставленных чиновников были сомнения по поводу целесообразности такого переезда. Например, у того же Николая Кошмана (в 1999-2001 гг. занимал должность полномочного представителя Правительства Российской Федерации в Чеченской Республике), который высказывался за то, чтобы столичные функции на первоначальном этапе восстановления хозяйства республики нес Гудермес, второй по величине город Чечни.
Последовательными сторонниками обретения Грозным своих столичных функций были сами чеченцы. И то верно – ведь неслыханное для первой чеченской кампании активное участие местных ополченцев в борьбе с незаконными вооруженными формированиями позволяло надеяться всем, кто жил в Чечне и поддержал российскую власть в ее борьбе с сепаратистами, что и к их мнению будут прислушиваться. После освобождения Грозного от боевиков желания местных жителей и федерального центра совпали. И те, и другие, похоже, не мыслили иной столицы республики, кроме Грозного. То, что города как такового не было, не смущало ни ту ни другую сторону. Не было города, но оставался символ. Грозный не имел права потерять статус столицы Чечни. Иначе к чему такая ярость сорокадневного противостояния, к чему все жертвы, к чему такое высокое нервное напряжение, электрической дугой проскакивавшее через тангенты командирских радиостанций? Все имеет свою цену. И если была заплачена такая цена, значит, она должна иметь оправдание.

Все, кто в декабре 1999 – феврале 2000 года сражались в городских кварталах, бились не за груду развалин – обе стороны противостояния в первую очередь сражались за будущее Чечни. И будущее это в их понимании разительно отличалось. Никакая другая, пусть и вполне конкретная, цель – будь то овладение населенным пунктом или уничтожение противника, не придала бы сражению за Грозный такой высокий накал противостояния. Именно это обстоятельство заставило Российское правительство после одержанной с таким трудом победы окончательно и бесповоротно решить судьбу города. И решение состоялось: Грозный – единственная и бесспорная столица Чечни.
Военная страница, обильно напитанная кровью, пороховой гарью, прожженная пламенем боев, оказалась перевернутой. Дальше следовали новые главы, основными героями которых были уже не только люди в погонах.
В ту пору “Общая газета” верно подметила наметившуюся тенденцию: “И, несмотря на те боевые действия, которые еще предстоят в горах, реальный успех зависит сейчас уже не от военных, а от хозяйственников…”.
Спустя более чем 15 лет после описываемых событий, мир в Чеченской Республике, кажется, установлен вполне прочный. Залогом тому – эффективно работающие республиканские и федеральные органы власти, восстановленный и набирающий обороты хозяйственный комплекс, накопившие в боях с бандподпольем колоссальный опыт силовые структуры (и республиканское МВД, и дислоцированная в Чечне на постоянной основе отдельная бригада оперативного назначения войск национальной гвардии, и воинские части Российской армии, подразделения Федеральной службы безопасности). Мир нужен не только жителям республики, действительно много перенесшим за последние двадцать лет, мир нужен всему Северному Кавказу, всей России, уставшей от потрясений.
Очень хочется верить, что отстроенный заново Грозный, с прекрасными проспектами, чистыми и зелеными парками, блестящими на солнце стеклом и металлом высотками в центре больше не услышит гула канонады. Чтобы возродить Грозный, федеральной власти и республиканскому руководству потребовалось приложить огромные усилия, размотав клубок сложнейших проблем – восстановить городскую инфраструктуру, обеспечить безопасность жителей, нормализовать экологическую обстановку, укрепить и наладить стабильное функционирование городского управления, решить массу социальных вопросов.
При всем этом борьба террористами на Северном Кавказе, в самой Чеченской Республике (а масштаб бандитских вылазок сегодня несопоставим с тем, что происходило здесь еще 10-15 лет назад) продолжается. Ведется она жестко и последовательно, чтобы не дать бандитам ни малейшего шанса перехватить инициативу, дестабилизировать обстановку в регионе.
Сегодняшний Грозный мало напоминает тот, что видели мы в феврале 2000 года. С трудом верилось, что сюда вернутся люди.
Вернулись. Возродили этот многострадальный город. Живут, работают, растят детей, строят планы на будущее. Чувствуют себя полноправными гражданами единой многонациональной России.
В 2012 году Владимир Путин, выступив с программной статьей в газете “Известия”, озаглавленной “Россия сосредотачивается – вызовы, на которые мы должны ответить”, подвел итог тем трудным страницам новейшей российской истории, творцом и участником которой был он сам, а вместе с ним – и все мы:
“В 1990-х страна пережила настоящий шок распада и деградации, огромных социальных издержек и потерь. Тотальное ослабление государственности на таком фоне было просто неизбежно. Мы действительно подошли к критической черте. Сам факт, что несколько тысяч бандитов — пусть и при поддержке определенных внешних сил — решились в 1999 году напасть на государство с миллионной армией, говорит о трагизме тогдашней ситуации. Слишком многим казалось, что нас можно окончательно добить…
Террористы просчитались: Российская армия при поддержке чеченского и других народов Кавказа отстояла территориальную целостность нашей страны и единство российского государства.
Однако нам потребовалось огромное напряжение сил, мобилизация всех ресурсов, чтобы выбраться из ямы. Собрать страну. Вернуть России статус геополитического субъекта. Наладить социальную систему и поднять лежащую экономику. Восстановить элементарную управляемость власти…
Ближайшей задачей в подобных обстоятельствах стало восстановление реального единства страны, иными словами, установление на всей ее территории суверенитета российского народа, а не господства отдельных лиц или групп.
Теперь мало кто вспоминает, сколь трудна была эта задача, каких усилий потребовало ее решение. Мало кто вспоминает, что самые авторитетные эксперты и многие международные лидеры в конце 1990-х годов сходились в одном прогнозе для будущего России: банкротство и распад. Нынешняя ситуация в России — если смотреть на нее глазами 1990-х годов — выглядела бы для них просто сверхоптимистичной фантастикой”.
Вместе с тобой, читатель, мы переворачиваем последнюю страницу нашей книги. Вместе с тобой понимаем: нам не жить без Кавказа.
И выстраивая государственную политику, развивая регион в социальном и экономическом плане, ни в коем случае нельзя забывать о безопасности жителей, его населяющих. А размышляя о будущем нашей страны, вписывая все новые и новые страницы в летопись отечественной истории, стоит иногда возвращаться к предыдущим ее главам, пропитанным кровью тысяч российских солдат и невинных жертв террора, горем людей, годами страдавших от бандитского произвола, и перечитывать их. А лучше сделать закладку, чтобы в спешке не пролистнуть эти тяжелые страницы с именами, отчествами, фамилиями. С именами, а не цифрами боевых потерь…


РЕЦЕНЗИИ


12 апреля 2012 года. «Красная звезда»

21-27 марта 2012 г., «Военно-промышленный курьер»

16-22 марта 2012 года, «Независимое военное обозрение»