Высокоманевренный и сверхскоростной

d5a14ee8e3a3fea1f2f681b55b01d115_xl

Именно такие характеристики присущи истребителю Су-30СМ, на котором выполняют боевые задачи наши пилоты в Сирии

Покинув кабину истребителя Су-30СМ, они неторопливо шли по направлению к нам.
– А вот и мой штурман, – представил капитана Валерия Ратанова командир звена капитан Николай Попов (фамилии пилотов и штурмана изменены , – обычно мы летаем в одном экипаже. Но сегодня Николай был на боевом вылете со старшим лётчиком капитаном Алексеем Райдом.

Я внимательно посмотрел на подошедших к нам офицеров. Лица их были спокойны, я не заметил даже капелек пота на них.
– Глядя на вас, даже не поверишь, что это третий боевой вылет за смену, – говорю пилотам. – Думал, увижу вас уставшими, а тут идут два лётчика, словно они покинули не кабину скоростного истребителя, а, простите, комфортабельное купе поезда.
– Работа у нас такая, – ответил мне капитан Алексей Райд. – А насчёт пота, он быстрее здесь пробьёт, чем в кабине самолёта. Первое время в Хмеймиме натерпелись в жару. А сейчас – никаких проблем.
Алексей уже второй раз выполняет специальные задачи в Сирии. Поэтому ему есть, с чем сравнивать условия, которые были тогда и в которых приходится действовать сейчас. Он – военный лётчик первого класса, общий налёт – более семисот часов, а боевых вылетов – более шестидесяти. Прежде летал на МиГ-29, а теперь – на Су-30СМ.
– Чем запомнится именно этот боевой вылет? – спрашиваю у пилотов.
И они рассказывают интересную деталь, о которой, к сожалению, я не могу здесь по известным причинам упомянуть. Сегодня Су-30СМ осуществлял прикрытие действий экипажей нашей ударной авиации в одной из провинций.
– Сколько обычно длится боевой вылет?
– От сорока пяти минут до двух с половиной часов, – отвечает мне штурман капитан Валерий Ратанов, – В зависимости от поставленной боевой задачи. Если мы прикрываем свои фронтовые бомбардировщики, то работаем по времени меньше. А вот когда прилетали выполнять из России специальные задания дальние бомбардировщики Ту-22М3 и стратегические ракетоносцы Ту-160, мы встречали их у границы, обеспечивали прикрытие всей их боевой работы здесь, на территории Сирии, и провожали обратно – до Ирака.
Капитан Валерий Ратанов – военный штурман первого класса, общий налёт у него – более 1200 часов. Когда я пишу эти слова – «общий налёт» – и называю конкретную цифру, несведущий в военной авиации человек может пропустить её при прочтении как ненужную деталь. Но давайте вспомним, каким был общий налёт часов у пилотов и штурманов в 90-е годы. Тогда о сотнях и тысячах и говорить не приходилось. Хорошо, если набиралось несколько десятков часов за год. А теперь, как видите, счёт идёт на сотни и тысячи. Сегодня в небе Сирии – настоящие профессионалы Воздушно-космических сил России. Потому все боевые задачи они выполняют здесь мастерски. В их числе и штурман капитан Ратанов. Он освоил самолёты Су-24, Ан-26, Ту-134, Су-30СМ. У Валерия немало боевых вылетов. Их примерно столько же, сколько и у командира – капитана Николая Попова. Летают-то на задания в одном экипаже.
– Николай, – обращаюсь я к командиру звена капитану Николаю Попову. – А ваши, если коротко, «лётно-биографические данные»?
– Военный лётчик 1-го класса, общий налёт – 1100 часов, про боевые вылеты уже мы говорили. Освоил самолёты Л-39, МиГ-29, Су-27и все модификации Су-30.
Я спрашиваю у пилотов, чем отличается истребитель Су-30СМ от других модификаций самолётов подобного класса.
– Самое главное отличие, – рассказывает старший лётчик капитан Алексей Райд, – это то, что наш авиационный комплекс может одновременно, подчеркну ещё раз слово «одновременно», наносить удары по земле и по воздуху. Бомбардировщик, когда наносит удар по наземным целям, нуждается в прикрытии. Наш Су-30СМ одновременно атакует наземную цель и осуществляет своё прикрытие с воздуха. Всё это происходит благодаря чёткой и слаженной работе экипажа.
– Каждый полёт вроде бы похож один на другого, но ведь в чем-то они отличаются?
– Выполнение любой специальной задачи в небе Сирии по-своему примечательно. Допустим, ты атакуешь наземного противника. Тут не свернёшь с боевого курса, так как «завязан» на цель, идёшь строго на неё с выдерживанием боковой наводки, заданной высоты, скорости и времени нанесения удара. Всё рассчитано по секундам. А во время сопровождения и прикрытия ударной или военно-транспортной авиации появляется возможность для манёвра.
– Какие задачи выполняете вы, помимо нанесения ударов по наземным целям, прикрытия и сопровождения ударной и военно-транспортной авиации?
– Осуществляем также прикрытие аэродрома и авиационной базы Хмеймим от возможных атак средств воздушного нападения…


Эксперты считают, что по своим боевым и пилотажным качествам наш истребитель превосходит американский F-22 Raptor


Наверное, надо немного рассказать о самолёте Су-30СМ. Это высокоманевренный многоцелевой истребитель поколения 4++. Предназначен для выполнения широкого спектра задач. Об этом уже было сказано выше. Он может работать над акваторией моря, управлять групповыми действиями авиации и вести разведку. Эксперты считают, что по своим боевым и пилотажным качествам наш истребитель превосходит американский F-22 Raptor, которого уже причисляют к пятому поколению. А ещё одна из самых примечательных особенностей Су-30СМ – это то, что он совместил в себе функции истребителя, штурмовика и бомбардировщика. Данный авиационный комплекс имеет не только самый широкий спектр авиационного вооружения, но и средств радиолокации и радиосвязи.
У Су-30СМ увеличены дальность и продолжительность полёта. А это позволяет решать самые различные задачи. О некоторых из них рассказывает командир звена капитан Николай Попов:
– Несколько лет назад мне довелось участвовать в международном учении «Бдительный орёл». По замыслу учения пассажирский авиалайнер, захваченный террористами на территории США, направлялся в воздушное пространство Российской Федерации. Самолёты российских ВВС принимали сопровождение захваченного судна от сил NORAD и принуждали к посадке на территории Российской Федерации. Действовать приходилось над акваторией моря, сложности заключались ещё и в том, что была большая продолжительность полёта, а ведение радиообмена осуществлялось на английском языке.
В воздушное пространство РФ направлялся реальный самолёт «Астра Леарджет», который поднялся с аэродрома в Анкоридже (штат Аляска, США). Наш авиационный комплекс радиолокационного дозора и наблюдения дал соответствующие целеуказания, по которым мы и осуществили визуальный контакт с «захваченным террористами» судном. Произвели сближение на расстояние около 50 метров, ведущий самолёт вышел вперёд, а ведомый остался в задней полусфере для его прикрытия. Были поданы установленные сигналы для принуждения самолёта к посадке, которую мы и осуществили на нашей территории. Здесь как раз и требовались особая точность и умелое взаимодействие с нашим А-50 – авиационным комплексом радиолокационного дозора и наблюдения.
В том же международном учении мы отрабатывали совместные действия с пилотами США по обеспечению сопровождения должностных лиц, условно летевших на нашем реальном самолёте Ил-62. Выглядело это так: мы встретились с американским патрулём – парой F-18, установили с ней контакт по связи и визуально, а потом сопровождали вместе – двумя парами наше судно до Анкориджа. Там Ил-62 имитировал посадку, потом развернулся, и все вместе в такой вот «компании» мы опять летели до границы.
– Пилоты США не подходили близко к вашим самолётам?
– Нет, конечно, они же видели, что мы их «облучаем», и они «облучали» нас. Только в отличие от боевой обстановки ни они, ни мы не определяли точных координат.
– И какое впечатление сложилось от их выучки?
– Подготовленные ребята. Но на нас они смотрели с уважением. Ближе 600 метров не подходили. Ну а мы сопровождали наш Ил-62 на дистанции 150 метров с превышением в 25 метров. А обычно, когда мы кого-то сопровождаем, американцы не приближаются к нам на 10–20 километров. Видите, какие задачи мы можем выполнять на наших Су-30СМ. Без дозаправки и подвесных баков мы преодолеваем до трёх тысяч километров.
Когда была окончена наша беседа, я решил задержаться у лётчиков, так как шли полёты. И мне удалось сделать несколько удачных снимков стремительно проносящегося над взлётно-посадочной полосой истребителя Су-30СМ, на котором герои моего рассказа мужественно выполняют специальные задачи в Сирии.