24 марта – День штурмана ВВС России

От мастерства штурмана и правильности его расчётов зависит эффективность боевого применения самолётов и вертолётов. Это утверждение доказывает кавалер ордена «За военные заслуги» и медали «За отвагу».

Штурманы – это те искусники, которые в условиях плохой видимости по особым меткам, минуя преграды и опасности, проводили целые караваны по сухопутным или водным путям. Целенаправленно штурманскому делу в нашей стране начали учить в петровские времена: именно тогда по указу русского царя в Москве была создана Школа математических и

Подполковник Евгений Меньшиков

Подполковник Евгений Меньшиков

навигационных наук. Правда, тогда никто и не думал, что когда-нибудь знающие навигацию специалисты будут бороздить не только водные, но и воздушные просторы.
Когда Женя Меньшиков учился в школе, он ничего не знал об истории своей будущей профессии. Да и о ней самой имел очень смутные представления. Но авиацией буквально бредил. Впрочем, и не удивительно – из окон дома в военном городке была отчётливо видна взлётка, с которой в небо то и дело уходили самолёты и вертолёты (на военном аэродроме базировались бомбардировщики, борта Военно-транспортной авиации, воздушные суда армейской авиа­ции). Евгений отправился в Челябинск, в высшее военное авиационное

училище штурманов. А после его окончания – в Северо-Кавказский военный округ, в бомбардировочный авиационный полк.
На вооружении лётчиков были самолёты Су-24М, успевшие доказать свою боевую работоспособность во многих вооружённых конфликтах и войнах. Достаточно сказать, что у этой машины самое масштабное применение в горной местности. Евгению впервые довелось поучаствовать в боевых действиях именно в горах – в 2001 году, а потом были события августа 2008 года, когда Российская армия в ходе специальной операции принуждала к миру агрессивный режим Саакашвили.

В военной авиации штурман отвечает не только за прокладку маршрута, но и за применение штатного вооружения

– К этому времени я был уже вполне опытным штурманом, – вспоминает офицер. – После длительного «ступора» плановая боевая подготовка вновь ожила. Мы регулярно работали на различных авиационных полигонах, где практически отрабатывали уничтожение многочисленных наземных целей…
По словам Евгения Меньшикова, экипаж самолёта-бомбардировщика – это два офицера: лётчик и штурман. На первом – пилотирование воздушного судна. Второму доверено решение целого ряда сложных задач: вывод летательного аппарата по месту и времени в точку применения вооружения, межсамолётная навигация (построение боевых порядков и взаимное позиционирование), наведение самолёта на цель исходя из разведданных. Как правдиво шутят авиаторы, в полёте голова у штурмана должна работать минимум на 200 процентов: всё помнить, учитывать, знать. Не случайно ведь штурманов уважительно именуют интеллекту­алами военной авиации. А потому очень спорно, кого из членов экипажа при представлении следует называть первым, а кого – вторым. Вот и сам подполковник Меньшиков очень гордится своей принадлежностью к элите ВВС.
– Штурманы военной авиации – самые счастливые люди. У них лучшая на свете профессия. Они занимаются любимым делом, а им за это ещё и деньги платят, – по-житейски философствует офицер. Сегодня он уже подполковник, старший штурман недавно сформированного смешанного авиационного полка Южного военного округа. Было время, когда Евгений Меньшиков внимательно слушал советы бывалых лётчиков. А теперь вот сам является добрым наставником для менее опытных офицеров. И как знать, может быть, именно его непроходящий восторг от профессии и особая преданность небу «заразят» этой лётной романтикой десятки молодых лётчиков – будущую гордость штурманской службы ВВС России.