Главнокомандующий ВКС России представил фактическую картину атаки 24 ноября турецкого истребителя F-16 на российский самолет Су-24М в небе над Сирией

«В связи с появлением различных версий обстоятельств атаки турецкого истребителя F-16 на российский самолет Су-24М в небе над Сирией 24 ноября, хочу представить вам всю фактическую картину этого беспрецедентного по своей вероломности события.

При выполнении боевой задачи 24 ноября в результате огневого воздействия произошло чрезвычайное происшествие: боевая потеря Су-24м с бортовым номером 83.

В 9 часов 15 минут (мск) поступила боевая задача нанести удар в районе н.п. КЕПИР — МОРТЛУ — ЗАХИЯ на севере Сирии.

Для выполнения данной боевой задачи были определены два экипажа самолетов Су-24М, в том числе экипаж в составе подполковника Пешкова Олега Анатольевича и штурмана капитана Мурахтина Константина Валерьевича, самолет № 83 с боевой зарядкой 4хОФАБ-250-270.

Презентация PowerPoint

 

Экипажам была назначена зона дежурства в воздухе в районе н.п. Маарет-Эн-Нууман на эшелонах 5800м и 5650м соответственно.

Взлёт с аэродрома ХМЕЙМИМ произведен в 9 часов 42 минуты.

В 9 часов 52 минуты Су-24М вошел и 34 минуты находился в зоне обнаружения радиолокационных средств ВВС Турции.

Через 20 минут после занятия экипажем зоны дежурства в воздухе с командного пункта авиабазы «Хмеймим» поступила команда на уничтожение скопления боевиков в заданном районе.

Экипажи последовательно выполнили бомбометание по двум назначенным целям и осуществили повторный заход левым разворотом для поражения оставшихся двух назначенных целей.

В процессе нанесения удара по цели, расположенной на удалении 5,5 км к югу от госграницы Турции, в 10 часов 24 минуты экипаж подполковника Пешкова О.А. выполнил бомбометание, после которого был сбит ракетой «воздух-воздух» самолетом F-16 турецких ВВС, взлетевшим с аэродрома 8 АвБ, Диярбакыр, расположенного на территории Турции.

При анализе видеозаписи индикатора воздушной обстановки, поступившей с командного пункта ВВС и ПВО Сирии, обнаружена отметка воздушной цели, осуществлявшей полет на скорости 810 км/ч со стороны Турции в направлении госграницы с курсом 190 градусов.

После сближения турецкого истребителя с самолетом Су-24М на расстоянии равном дальности пуска ракеты — 5-7 км, что свидетельствует о нахождении самолета F-16 над территорией САР, истребитель выполнил резкий маневр вправо со снижением и пропал с экрана индикатора воздушной обстановки.

В соответствии с материалами объективного контроля средств ПВО, турецкий самолет находился в воздушном пространстве Сирии 40 сек и углубился на ее территорию на 2 км., а российский бомбардировщик государственную границу Турции не нарушал.

Пуск ракеты подтверждает экипаж самолета-ведущего. После боевого применения по цели и разворота влево на курс 130 градусов он наблюдал слева от себя факел и шлейф белого дыма, о чём доложил в эфир руководителю полетами.

В 10 часов 25 минут руководитель полетов зафиксировал пропадание радиолокационной отметки на индикаторе кругового обзора от самолёта Су-24м. На его дальнейшие запросы и запросы экипажа самолета ведущего подполковник Пешков О.А. не отвечал.

Необходимое подлетное время самолета F-16c с АвБ (ДИЯРБАКЫР) из положения дежурства на земле к месту пуска ракеты составляет 46 минут (из них 15 минут — подготовка и взлет самолета, 31 минута — время полета к рубежу пуска).

Таким образом, перехват самолета Су-24м из положения дежурства на земле с аэр. Диярбакыр невозможен, так как необходимое время подлета превышает минимальное время для атаки цели на 12 минут.

При этом результаты объективного контроля РЛС Сирии подтверждают нахождение в воздухе двух F-16c в зоне дежурства с 9 часов 11 минут до 10 часов 26 минут в течение 1 часа 15 минут на высоте 2400 метров, что говорит о заранее спланированной акции и готовности истребителей действовать из засады в воздухе над территорией Турции.

 

Презентация PowerPoint

Необходимо отметить, что прекращение маневрирования самолета истребителя в зоне дежурства и начало быстрого выхода в упрежденную точку пуска произошло за 1 мин. 40 сек. до максимального приближения самолета Су-24м к сирийско-турецкой границе. Способ выхода самолета F-16c в зону разрешенных пусков (не по кривой погони) свидетельствует о наведении истребителя с наземного пункта управления.

Действия же турецкого самолета после пуска ракет над территорией Сирии — форсированный разворот с потерей высоты и уход под нижнюю границу зоны обнаружения средств ПВО — также говорит о вероломности и плановости действий экипажа.

При этом средствами объективного контроля аэр. Хмеймим и самолета ведущего не зафиксировано ни одного запроса экипажем турецкого самолета в адрес наших летчиков на оговоренной ранее частоте.

Удивительна готовность турецких СМИ к освещению инцидента.

Удар ракеты «воздух-воздух» осуществлен пилотом самолета F-16 ВВС Турции в 10 часов 24 минуты и уже через 1,5 часа видеоролик с падением самолета был размещен на «Ютубе» турецкой частной телекомпанией.

Ракурс съемки позволяет определить ее возможное место. Оно находится на территории, контролируемой радикальными террористическими группировками выходцев из Северного Кавказа и бывших республик СССР.

Оператор знал время и место, с которого было бы возможно сделать эксклюзивные кадры.

Оперативное появление в месте приземления пилота банд боевиков и публикация видеоролика с данным происшествием в интернете через полтора часа свидетельствуют о заблаговременном информировании террористов о готовящейся провокации для ее видеодокументирования и размещения отснятых материалов в социальных сетях Интернета.

Все эти факты явно свидетельствуют о заблаговременной подготовке к уничтожению самолета и информационному освещению этих действий с применением ВВС Турции, незаконных вооруженных формирований, турецких информагентств при активной поддержке средств массовой информации.

Руководством авиационной группировки России, после подписания 23 октября 2015 г. меморандума о взаимопонимании между Министерством обороны Российской Федерации и Министерством обороны Соединенных штатов Америки, осуществляющим руководство коалиционными силами, неукоснительно выполнялись меры по предотвращению инцидентов между военными воздушными судами Минобороны России и стран Коалиции, участвующих в операции.

В соответствии с этими договоренностями с пункта управления ВВС России на авиабазе «Хмеймим» представителям ВВС США была заблаговременно передана информация с указанием районов применения нашей пары бомбардировщиков Су-24м и занимаемых эшелонах.

Поэтому заявления различных официальных лиц Турции о том, что они не знали принадлежности нашего самолета – вызывают недоумение.

Более того, турецкое военное руководство грубо нарушило все международные законы о порядке действий по охране государственной границы в воздушном пространстве.

Также хочу особо обратить ваше внимание, что от турецкой стороны после трагедии не последовало ни извинений, ни предложений помощи в поиске и эвакуации экипажа.

Несколько слов о поисково-спасательной операции, которая была проведена для эвакуации с места приземления штурмана самолета капитана Мурахтина Константина Валерьевича.

Хочу выразить благодарность всем ее участникам за четкие, слаженные действия, выдержку и хладнокровие, проявленные в сложнейшей обстановке, ночью, в окружении боевиков, приведшие к благополучному возвращению летчика на свой аэродром.

Как только капитан Мурахтин оказался в безопасности, по району, где его усиленно искали боевики и еще несколько других хорошо оснащенных и экипированных групп, были нанесены более чем массированные, сокрушительные удары нашими бомбардировщиками.

В заключение хочу сказать, что горжусь летчиками Воздушно-космических сил, техниками, командирами, обеспечивающим персоналом, которые выполняют боевые задачи в рамках борьбы с международным терроризмом в Сирии.

И хочу выразить свои глубокие соболезнования родным и близким подполковника Олега Пешкова и рядового Александра Позынича, который погиб, спасая наш экипаж.

Мы не бросим семьи наших товарищей и будем оказывать им всю необходимую помощь.»