Военно-стратегический анализ основных событий в мире в 2014 году.

ЖУРНАЛ «ВОЕННО-СТРАТЕГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ» №1 – 2015г.ЖУРНАЛ «ВОЕННО-СТРАТЕГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ» №1 – 2015г.

Скачать электронную  версию журнала.

В.В. КОНДРАШОВ,

доктор исторических наук

В течение 2014 года прошло много событий, повлиявших на глобальную обстановку в мире. Ранее они никем не предсказывались, хотя и имели определенные предпосылки. Произошло глобальное столкновение интересов США, стремящихся сохранить за собой статус единственной мировой сверх-державы, их союзников по блоку НАТО и Российской Федерации, защищающей как свои геополитические интересы на постсоветском пространстве, так и право проводить независимый внешнеполитический курс. Линией противостояния стали события на Украине, где Вашингтон провел очередной эксперимент по использованию механизмов «цветной революции» для смены политического руководства в Киеве и привода к власти лояльных себе сил. Соответствующие ответные действия России были расценены в НАТО как повод для оказания всестороннего давления на Москву, а также проведения ряда военных мероприятий провокационного характера. При этом Украина не являлась членом Североатлантического союза, а причиной возникновения кризиса стал отказ президента В. Януковича подписать соглашение об ассоциации с ЕС, к чему военный блок не имел никакого отношения.

В начале года западные страны проявляли желание сохранять и развивать отношения с Российской Федерацией. Они считали, что региональные проблемы в таких странах, как Сирия, Афганистан, Иран, необходимо решать совместно с Москвой.

Генеральный секретарь НАТО А. Расмуссен, выступая 4 февраля 2014 года на Мюнхенской конференции по безопасности, отмечал, что коллективность действий делает альянс сильней, особенно если координировать с Россией. Продолжал действовать утвержденный в мае 2002 года Совет Россия – НАТО.

К началу 2014 года в его рамках было создано более 25 рабочих групп и комитетов для развития сотрудничества в области борьбы с терроризмом, нераспространения оружия массового уничтожения, миротворчества, противоракетной обороны театра военных действий, военных реформ и по ряду других направлений. Осуществлялись интенсивные военные контакты, взаимные визиты военных делегаций на высоком уровне. Однако, когда события на Украине стали развиваться по сценарию, которого явно не ожидали на Западе, Североатлантический союз пошел на значительное сокращение областей сотрудничества с Российской Федерацией. В НАТО негативно восприняли свободное волеизъявление населения Крыма на демократически проведенном референдуме о присоединении полуострова к России, предпочитая не вспоминать косовский прецедент на Балканах. После того как украинское правительство стало применять военную силу на юго-востоке страны и начало терпеть при этом поражение, страны Запада объявили Москву виновной в дестабилизации обстановки и нарушении «справедливого мирового порядка». В результате Россия стала не партнером, а «главным геополитическим соперником».

В апреле 2014 года министры иностранных дел стран–участниц блока приняли решение приостановить все гражданское и военное сотрудничество с Россией. Одновременно начались масштабные антироссийские мероприятия в рамках руководимой США информационной войны. На саммите НАТО, проведенном в Уэльсе в сентябре 2014 года, участники осудили «самым решительным образом российское военное вмешательство» на Украине. При этом каких-либо убедительных доказательств присутствия российских «танковых и других войск» в соседней стране представлено не было. Было также принято другое важное решение, свидетельствовавшее об отходе стран – членов блока от «Основополагающего акта Россия – НАТО» 1997 года. В частности, было решено принять меры по усилению восточного фланга Североатлантического союза, для чего в течение года создать силы быстрого реагирования, получившие название «Острие копья», которые будут постоянно дислоцированы на территории сопредельных с Россией государств. Они должны «обеспечить защиту балтийских и центральноевропейских членов альянса». Численность этих сил должна составлять до 3–4 тыс. военнослужащих. Это решение способствовало созданию предпосылок для дестабилизации военно-стратегической обстановки в Европе. Несмотря на начало переговорного процесса, достижение Минских договоренностей о прекращении огня между украинскими войсками и формированиями ополченцев юго-востока Украины, руководство Североатлантического союза продолжило эскалацию военной напряженности. Было увеличено количество учений в странах Центральной и Восточной Европы, где отрабатывались вопросы отражения нападения некой европейской сверхдержавы, наращивалось количество участвовавших в них военнослужащих и тяжелой боевой техники. Активизировалось ведение всех видов разведки, участились заходы в Черное и Балтийское моря боевых кораблей, полеты самолетов стран – членов альянса.

Главными вдохновителями и организаторами всех этих мероприятий являлись Соединенные Штаты Америки, чье руководство заняло наиболее враждебную позицию по отношению к Российской Федерации. Начиная от президента Б. Обамы, назвавшего Россию второй по значимости после лихорадки Эбола угрозой для всего мира, другие представители его администрации, генералы, политики всячески подчеркивали необходимость противодействовать «реваншистской России» всеми мерами, в том числе военного характера. Главнокомандующий ОВС НАТО американский генерал Ф. Бридлав предложил прекратить запланированные сокращения в вооруженных силах США, выделив за счет этого дополнительные силы для переброски в Европу. К концу 2014 года в Польше и странах Прибалтики находились подразделения 1-й кавалерийской (бронетанковой) дивизии со штатным вооружением, включая танки «Абрамс» и БМП «Бредли». Командующий сухопутными войсками ВС США в Европе генерал-лейтенант Б. Ходжес призвал незамедлительно перебросить в Европу боевую бригаду с тяжелым вооружением для «сдерживания российской агрессии». Госсекретарь Д. Керри, выступая 2 декабря на совете НАТО в Брюсселе, отметил: «НАТО обеспечило постоянное присутствие в Центральной и Восточной Европе в воздухе, на суше и на море с тем, чтобы успокоить наших союзников и проводить совместные учения… Соединенные

Штаты продолжают наращивать свое присутствие в странах Балтии, в частности, с целью поддержания там стабильности».

В результате между Российской Федерацией, вынужденной принимать ответные меры по обеспечению своей безопасности, и странами НАТО во главе с США заметно возросла военная напряженность. Стали отмечаться опасные инциденты в воздухе и на море, способные привести к столкновениям с применением вооружения и последующей их эскалации. В странах Балтии создавалась атмосфера военного психоза в ожидании того, что «враг нападает уже завтра», «вторжение русских танков неизбежно» и т.п. Литва создала собственную группу быстрого реагирования и с начала декабря перевела ее в повышенную боевую готовность. Эстония объявила о дополнительном наборе добровольцев в военизированное ополчение «Кайтселит» и их ускоренной военной подготовке, чтобы они были способны отразить «нападение русских». Вместе с тем каких-либо реальных оснований для нагнетания напряженности в этом районе не существовало. Балтийский регион всегда был самым спокойным в Европе. Принимавшиеся в Брюсселе, других столицах стран – членов блока решения базировались на постулатах холодной войны и даже превосходили их по абсолютизации так называемой «российской военной угрозы». Такую угрозу найти очень трудно, даже если этого сильно захотеть, особенно учитывая подавляющее преимущество НАТО над Российской Федерацией в обычных вооружениях.

Анализ действий Североатлантического союза показывает, что Украина длительное время будет оставаться местом жесткого столкновения интересов стран Запада с Россией. Альянс будет продолжать требовать урегулирования кризисной ситуации в этом регионе на своих условиях – это безусловный отказ Москвы от Крыма и оказания любых видов помощи и поддержки Новороссии. Не исключено, что Европейский союз пойдет на частичную или полную отмену санкций против России, так как они оказывают негативное воздействие на обе стороны, но Вашингтон будет всячески подталкивать своих союзников по НАТО к сохранению антироссийской политики.

Активная фаза вооруженного конфликта на Украине началась в апреле 2014 года.

Исполнявший обязанности президента Украины А. Турчинов 15 апреля объявил о начале силовой фазы антитеррористической операции против противников новых киевских властей на юго-востоке страны, назвав их «террористами». Поводом для этого послужили захваты административных зданий лицами, несогласными с фактическим военным переворотом в Киеве и политическим курсом нового руководства, направленным на ускоренную евроинтеграцию и отход от сотрудничества с Российской Федерацией. Особенное неприятия местного населения вызвали активные действия радикальных группировок украинских националистов, которые открыто использовали силу для борьбы с теми, кто их не поддерживал и не был согласен с нацистско-бандеровской идеологией. Хотя действия противников новой киевской власти в Донецкой и Луганской областях носили пассивный характер и ограничивались вооруженной охраной основных административных учреждений, на юго-восток Украины были направлены правительственные войска и отряды радикальных националистов, которые стали применять оружие. Ответные меры местных военизированных формирований народного ополчения, последующая эскалация боевых действий с обеих сторон вызвали возникновение вооруженного конфликта и создание в регионе очага военной напряженности.

В этом конфликте можно выделить следующие этапы:

– первый – борьба за города и установление контроля над территориями Донецкой и Луганской областей (апрель–май);

– второй – проведение активной фазы «антитеррористической операции украинских войск» (июнь–июль);

– третий – контрнаступательные действия формирований ополченцев Новороссии (август);

– четвертый – боевые действия после подписания Минских соглашений о прекращении огня (сентябрь–декабрь).

В начале первого этапа конфликта вооруженное противостояние в основном ограничивалось перестрелками из стрелкового оружия. Небольшие отряды украинских войск (вооруженных сил, национальной гвардии, отрядов националистов и фашистов) на нескольких БТР и БМП врывались в населенные пункты и вывешивали на основных административных зданиях желто-голубые флаги, обстреливая при этом ополченцев и местных жителей,  если они предпринимали попытки препятствовать таким действиям. По мере роста вооруженного сопротивления украинские подразделения стали усиливаться бронетехникой, артиллерией и вертолетами. Ополченцы, в свою очередь, начали устанавливать блокпосты, применять против противников РПГ и ПЗРК.

Украинские войска приступили к организации блокады городов, находившихся под контролем ополченцев (рис. 1). При этом они обстреливали не только позиции и блок-посты противника, но и жилые кварталы, стремясь вызвать недовольство населения. Бои приняли затяжной характер. Районный центр Славянск удерживался ополченцами более трех месяцев, выдержав четыре мощных штурма противника. Украинским войскам также не удалось захватить Донецк и Луганск, хотя в донецком аэропорту был высажен десант и украинские военнослужащие установили над ним контроль. В ходе боев стороны теряли и восстанавливали контроль над рядом населенных пунктов. Ополченцам удалось вытеснить украинских пограничников с отдельных участков российско-украинской границы, они установили свою власть в нескольких районах Донецкой и Луганской областей, выбив оттуда подразделения украинских вооруженных сил. К концу апреля в боевых действиях участвовали более 11 тыс. человек правительственных войск при поддержке 100 танков, 230 БТР и БМП, более 150 орудий полевой артиллерии, РС3О и минометов, до 30 боевых самолетов и вертолетов. Им противостояли около двух тысяч ополченцев, вооруженных стрелковым оружием, минометами, ПТРК и ПЗРК.

рис. 1

рис. 1

На втором этапе конфликта правительственные силы начали активную фазу «контртеррористической операции», в которой участвовало до 50 тыс. украинских военнослужащих и боевиков националистических группировок, поддерживавшихся бронетехникой, артиллерией и авиацией (рис. 2). Наступательные действия велись одновременно на трех направлениях: на донецком, луганском – с целью захвата этих городов и их окрестностей, а также в районе совместной с Россией границы, чтобы вернуть контроль над всеми пограничными переходами.

рис. 2

рис. 2

Первоначально украинским войскам удалось добиться успеха за счет массированного применения тяжелой техники и своего огневого превосходства. Ополченцы были выбиты из Славянска, Краматорска, Мариуполя, ряда других важных населенных пунктов, значительно сократились районы, находившиеся под их контролем. Однако бои стали принимать затяжной характер и сопровождались большими потерями украинских силовиков, как это, например, имело место в районе стратегически важной высоты Саур-Могила.

В ходе третьего этапа конфликта формирования ополченцев неожиданно для противника начали контрнаступательные действия. В результате в районе Изварино была окружена пятитысячная группировка украинских войск. На других направлениях правительственные силы начали отход, оставляя вооружение, боевую технику и раненых. Было потеряно управление и взаимодействие между украинской армией и отрядами националистов, принимавших участие в боях (рис. 3).

рис. 3

рис. 3

Вооруженные формирования Новороссии ликвидировали «изваринский котел», нанеся большие потери противнику. При этом они дали возможность оставшимся в живых украинским военнослужащим выйти без оружия из района боев. Кроме того, были освобождены ранее оставленные территории. Передовые отряды ополченцев вышли к Азовскому морю и заняли там ряд районов. Деморализованный противник оказывал слабое сопротивление, ряд подразделений националистов самовольно оставили позиции и возвратились в Центральную и Западную Украину.

Четвертый этап конфликта характеризовался тем, что киевские власти, опасавшиеся полного военного поражения, пошли на подписание Минского соглашения о прекращении огня. Вместе с тем правительственные силы использовали это соглашение для перегруппировки, восполнения потерь и подготовки к новому вооруженному противостоянию с ополченцами. Соглашение о прекращении огня неоднократно нарушалось, украинские войска обстреливали жилые кварталы Донецка, находившиеся в зоне досягаемости их артиллерии. На ряде направлений велись полномасштабные боевые действия с применением тяжелой бронетехники.

Особенно упорные бои отмечались в районе донецкого аэропорта, где удерживал позиции сильный украинский гарнизон. В Киеве считали принципиально важным сохранить под своим контролем этот участок, откуда можно было обстреливать практически весь город. Несмотря на все попытки ополченцев выбить украинские подразделения из аэропорта, до конца года сделать это им не удалось.

К декабрю 2014 года линия соприкосновения сторон в основном стабилизировалась. Ополченцы удерживали только часть Донецкой и Луганской областей, но контролировали значительные участки границы с Россией, а также ряд районов побережья Азовского моря. Руководство ДНР и ЛНР сохраняет намерения восстановить контроль над всей территорией своих областей, но не имеет для этого достаточных возможностей. Киев, в свою очередь, не смирился с наличием «мятежной Новороссии», но не в состоянии решить эту проблему военным путем.

Всего в боевых действиях на юго-востоке участвовало около 50–55 тыс. украинских военнослужащих и боевиков националистических группировок. Потери восполнялись за счет призыва военнообязанных в ходе нескольких мобилизаций. Кроме того, в Харьковской и Днепропетровской областях находилось до 20 тыс. военнослужащих, составлявших стратегический резерв украинской армии. Боевой состав группировки правительственных сил включал: подразделения 8 бригад сухопутных войск, 4 батальона национальной гвардии, несколько отрядов специального назначения СБУ и МО Украины. На стороне правительственных войск воевало более 1000 иностранных граждан, прибывших в зону боев в качестве добровольцев, а также членов частных военных компаний, привлеченных Киевом для борьбы с «террористами» на юго-востоке.

Украинские войска задействовали в боях практически все типы имевшейся у них боевой техники, в том числе: танки Т-64Б; боевые машины пехоты БМП-1; бронетранспортеры БТР-60, БТР-70, БТР-80; артиллерийские системы калибра 122-мм, 152-мм, 203-мм; минометы 82-мм, 120-мм; РСЗО «Град», «Ураган», «Смерч»; тактиче ские ракетные комплексы «Точка-У»; боевые самолеты Су-24, Су-25, Су-27, МиГ-29; вертолеты Ми-8, Ми-24.

Потери украинской стороны составили: до 4 тыс. военнослужащих убитыми, около 10 тыс. ранеными (официально объявлено о 1400 убитых и 3000 раненых). Было уничтожено и повреждено большое количество бронетанковой техники (по официальным данным Киева, на начало сентября 60–65 процентов тяжелой техники ВС Украины было выведено из строя, предприятия «Укроборонпрома» к началу декабря восстановили поврежденные в ходе боев около 800 единиц бронетанковой техники). Из 30–35 самолетов и вертолетов, совершавших налеты на позиции ополченцев и города на юго-востоке, было уничтожено 12 самолетов и 8 вертолетов, после чего украинская авиация практически прекратила свою боевую активность в зоне конфликта.

На стороне ополченцев в боевых действиях участвовали 7–10 тыс. человек, действовавших в составе отдельных отрядов и батальонных групп. Они были вооружены стрелковым оружием, ПТРК, ПЗРК, артиллерией, минометами и установками РСЗО. В летние месяцы у них появилась бронетанковая техника, в основном захваченная у украинской армии. Кроме представителей местного населения, в боевых действиях участвовали до 3000 добровольцев, прибывших из Российской Федерации и ряда других стран.

Вооруженные формирования Новороссии потеряли в ходе боевых действий до 700 человек убитыми и около 2000 ранеными. Были также убиты и ранены сотни мирных граждан, по домам которых наносились артиллерийские и авиационные удары. Поврежденная бронетанковая техника, в том числе украинская, оставленная на поле боя, ремонтировалась на предприятиях оборонно-промышленного комплекса, находившихся в Донецке и ряде других городов юго-востока Украины.

В различных странах по-разному определяют характер вооруженного конфликта на Украине и его особенности. В Киеве считают, что на юго-востоке страны они проводят контртеррористическую операцию, называя всех ополченцев и тех, кто им помогает, «террористами».

Международный комитет Красного Креста рассматривает боевые действия на Украине как «немеждународный вооруженный конфликт», некоторые другие организации называют их «международным вооруженным конфликтом». Западные военные специалисты квалифицируют вооруженные столкновения на юго-востоке как гибридную войну, которая, по их взглядам, представляет собой совмещение классического ведения войны с использованием нерегулярных вооруженных формирований.

Можно частично согласиться с таким подходом западных военных специалистов, так как действительно в боевых действиях участвовали в основном нерегулярные вооруженные формирования, как со стороны ополченцев, так и правительственных сил. При этом отряды радикальных националистов и некоторые подразделения украинской армии по степени подготовки, управляемости и дисциплины можно было считать нерегулярными формированиями.

Однако более правильным будет назвать конфликт на Украине гражданской войной, вызванной острым внутриполитическим кризисом и фактическим государственным переворотом. Эта война характеризуется вооруженным противостоянием значительной части населения юго-востока страны с правящим украинским режимом, который откровенно ведет против него вооруженную борьбу. При этом эта часть населения юго-востока Украины практически официально причислена к «врагам нации», которых «нужно уничтожить». Именно поэтому города и населенные пункты юго-востока безжалостно обстреливаются из минометов, артсистем, реактивных установок залпового огня и даже ракетных систем.

В ходе боевых действий на Украине в основном использовались тактические приемы, более характерные для периода Великой Отечественной войны, в том числе применявшиеся в ходе борьбы за населенные пункты и в действиях штурмовых групп. В частности, получили подтверждение: необходимость задействования всех видов артиллерии для достижения успеха в бою, а также ведения контрбатарейной борьбы для сокращения своих потерь; возрастание значения маневренных действий в тылу противника бронегрупп и разведывательно-диверсионных отрядов, способствующих изменению обстановки на поле боя в свою пользу, срыву планов и намерений противника. Боевые действия также показали возрастающее значение массированного применения снайперского оружия, вызывающего большие потери у противника, способного расстраивать его боевые порядки и срывать атаки пехоты. Умелое применение ополченцами ПЗРК и ПТРК не позволило украинской армии воспользоваться своим превосходством в авиации и бронетехнике.

Главным же выводом из опыта боевых действий на Украине является подтверждение большого значения морально-психологического фактора в вооруженном противостоянии сторон. Силы ополчения, уверенные в правоте и справедливости своих действий в Новороссии, показали большую устойчивость в боях, оказали достойное сопротивление и добились побед на ряде направлений над более сильным в военном отношении противником, чей личный состав не имел подобной мотивации.

Конфликт на Украине остается неурегулированным, противостоящие стороны будут пытаться добиться своих целей на основе преимущественно силовых методов. В связи с этим не исключается возобновление полномасштабных боевых действий на юго-востоке страны, расширение их масштабов и ожесточенности.

Продолжение в электронной версии журнала. Тип файлов PDF, файлы упакованы в архив ZIP

Скачать электронную  версию журнала.